Сайт, посвященный Андрею Евгеньевичу Снесареву

Сайт, посвященный геополитику-востоковеду генералу Андрею Евгеньевичу Снесареву

 

Новости сайта А.Е. Снесарева

Биография А.Е. Снесарева

Награды А.Е. Снесарева

Труды А.Е. Снесарева

Фотоальбом А.Е. Снесарева

Статьи об А.Е. Снесареве

Документы, касающиеся А.Е. Снесарева

Вопросы

Гостевая книга сайта А.Е. Снесарева

Наши контакты

Наш баннер

Наши друзья

Рейтинг@Mail.ru

Виньетка                      

Верный сын своего Отечества

         Андрей Евгеньевич Снесарев (1865–1937) – выдающийся русский ученый – энциклопедист, военный теоретик и философ, географ и геополитик, педагог и лингвист, знаток культур и языков многих народов Востока и Запада, герой Первой мировой войны и Герой труда. Такое сочетание качеств в одном лице – явление редкое в истории любой страны, но зато такие лица – предмет её особой гордости и достоинства. Именно таким предстает А.Е.Снесарев в истории России. К сожалению, масштаб его известности далеко не соответствует масштабу этой удивительной личности.

         Родился Андрей Евгеньевич 13 декабря 1865 года в слободе Старая Калитва Воронежской губернии в большой и дружной семье сельского священника, имевшего славную родословную среди иерархов русской православной церкви. Предком Снесарева был известный русский просветитель митрополит Евгений Болховитинов (1767–1837). В семье отца Евгения Петровича и матушки Екатерины Ивановны Снесаревых было много детей: Надежда, Андрей, Клавдия, Анна, Павел, Вера, Мария, четверо умерли в младенчестве. Андрей был вторым ребенком в семье.

         В 1872 г. отца Евгения перевели в станицу Камышевскую. Здесь Андрюша начал ходить в приходскую школу, в которой преподавал его отец. В 1875 г. Андрей поступает в Нижне-Чирскую прогимназию, в которой проучится семь лет. В 1882 г. он поступает в гимназию в столице Войска Донского – городе Новочеркасске. В это время семью постигло большое несчастье: умирает глава семьи отец Евгений. Семья лишилась кормильца и умного наставника. Но Екатерина Ивановна делает все, чтобы дети продолжали учебу. В 1884 году Андрей Снесарев заканчивает гимназию с серебряной медалью. Особо были отмечены его способности в освоении древних языков: греческого и латинского.

         Таким образом, детство и юность А.Снесарева прошли в казачьей среде – в среде сословия, для которого подготовка к военной службе и ее исполнение были органичной составляющей образа жизни. Но после гимназии в том же году он поступает в Московский университет на физико-математический факультет, на отделение чистой математики.

         Почему Снесарев не избрал ни духовное, ни военное поприще, сейчас ответить трудно. Первое было традиционно для семьи и соответствовало психологическому складу молодого человека, склонного к пастырскому служению. Второе поприще настойчиво предлагала общественная среда – казачество, присущие ему образ жизни и вековые традиции. Но юноша избирает отделение чистой математики, требующей высокой кабинетной гимнастики ума. Любопытно, что первые два года учебы в школе Андрей испытывал трудности в освоении именно математики.

         О студенческой жизни А.Е.Снесарева известно, что учился он старательно и с отличными результатами. При этом постоянно зарабатывал себе на жизнь уроками. В 1888 г. он заканчивает Московский университет, при этом защищает диссертацию на тему «Исследование бесконечно малых величин». Его научная работа отличалась глубоким знанием истории избранной науки и философии математики.

         После университета для него была открыта дорога на кафедру математики. Предстояла только небольшая временная пауза. Как все молодые люди с высшим образованием, А.Е.Снесарев после окончания университета был обязан по законодательству Российской империи пройти полугодовую армейскую службу в качестве вольно-определяющегося. Он избирает Московское пехотное юнкерское училище, выходит из него в 1889 году в чине подпоручика и связывает с армией всю свою последующую жизнь. Его имя как особо отличившегося было занесено на мраморную доску училища, которое в последствии было названо Алексеевским, и которое заканчивали будущие маршалы Советского Союза Б.М.Шапошников и А.М.Василевский.

         Молодой офицер 7 лет служит в 1-м Лейб-Гренадерском Екатеринославском Императора Александра III полку на командных и штабных должностях. 25 ноября 1892 г. был назначен делопроизводителем полкового суда. 15 апреля 1893 г. был произведен в поручики. Следуют повседневные занятия военно-педагогической и военно-юридической деятельностью по обучению и воспитанию личного состава, постоянная работа над военной теорией и военной историей. Кроме служебной деятельности поручик Снесарев с разрешения командования занимается пением у профессора И.П.Прянишникова, выступает в концертах, в том числе со знаменитым тенором Л.В.Собиновым, который был его однокашником по пехотному училищу. Снесареву даже довелось заменять заболевшего артиста в Большом театре, исполнять партию Невера в опере Джакомо Мейербера «Гугеноты». Ему прочат успешную оперную карьеру, но обстоятельства вынуждают его отказаться от перспективы стать профессиональным певцом. Кроме пения он изучает восточные языки, вероятно, на курсах, которые были созданы Министерством иностранных дел и действовали с 1885 года.

         В 1896 г. поручик Снесарев поступает в Николаевскую академию Генерального штаба (приказ №. 138 от 8 октября) и через три года заканчивает ее полный курс по первому разряду. В то время основной учебный курс академии состоял из двух лет обучения, на третий же курс переводили лишь тех, кто заканчивал основной курс с лучшей суммой баллов. В академии на слушателя Снесарева не могли не обратить внимания. Необычно разносторонние творческие способности, личная скромность и дисциплинированность сделали его известным за пределами академии.

         В 1899 году по выпуску из неё Снесарев производится в штабс-капитаны, причисляется к Генеральному штабу и выбирает местом службы далекий Туркестанскоий военный округ. В то время в Средней Азии, на Памире переплетались интересы трех великих империй: России, Великобритании и Китая. У всех были взаимные претензии и окончательно неурегулированные территориальные вопросы. На служащих здесь офицеров возлагались серьезные военно-дипломатические и разведывательные функции. По этой причине с позиции долгосрочных военно-политических интересов Российской империи штабс-капитану Снесареву и полковнику А.А.Полозову было поручено лично военным министром А.Н.Куропаткиным провести рекогносцировочное обследование обширного высокогорного региона, важного в геостратегическом плане для отношений с соседствующими империями – Британской и Китаем. Снесарев вместе со своим напарником провели труднейшую экспедицию. Он посетил многие районы и города Британской Индии, Кашмир, Симлу, Гильгит, Лахор и другие, был принят вице-королем Индии лордом Кёрзоном, другими высокими чинами британской колониальной администрации.

         Личное знакомство с зарубежным Памиром и Северной Индией позволили Андрею Евгеньевичу собрать огромный материал, который был дополнен трехмесячным изучением истории региона в Британском музее в 1901 году. Подводя итоги за 1901 год, он пишет своей любимой сестре Кае (Клавдии): «Полгода я пробыл вне Ташкента: 2 мес. на Памирах и 4 заграницей, и если Памиры дали мне возможность увидеть и пережить многое среди простых людей и дикой обстановки, то граница придавила меня такой суммой выводов и впечатлений, что под их тяжестью я остаюсь еще очень долго...».

         В последующем во время службы в штабе Туркестанского военного округа им была проделана огромная работа по описанию территорий, входивших в этот обширнейший округ. Он становится автором многих статей и составителем информационных сборников штаба ТуркВО, преподает математику в кадетском корпусе, собирает свою библиотеку, выступает солистом на музыкальных вечерах и концертах в Ташкенте, активно работает в Русском императорском географическом обществе. Его доклады отличаются серьезной научной обоснованностью и мастерством их устного изложения.

         Со 2 июля 1902 г. по 28 октября 1903 г. штабс-капитан Снесарев командует Памирским отрядом. На это небольшое подразделение возлагались ответственные государственные задачи: существенно определять качество административного управления обширным краем и тем самым определять судьбу его принадлежности к Российской империи. Снесарев не только блестяще с ними справляется, но одновременно выполняет научную работу особой важности. В 1903 г. выходит в свет его первая крупная работа: двухтомная монография «Северо-Индийский театр». Следующей его работой было военно-географическое описание «Памиры».

         Командировка в Индию, служба в штабе Туркестанского военного округа, командование Памирским отрядом, разведывательно-аналитическая деятельность существенно подвинули постижение А.Е. Снесаревым войны с фундаментальной и прикладной точек зрения. Ему становится ясным, как военная история отразилась на исторических судьбах народов Востока, как она формировала и меняла геополитические конструкции Азии, определяла ее отношения с Европой. Здесь, на Памире пришло к нему понимание роли границы в обеспечении безопасности государства.

         За время пребывания в Индии, в то время важнейшей Британской колонии, Снесарев изучил и искренне полюбил эту страну и ее народ. Полученных наблюдений ему хватит для того, чтобы в дальнейшем после серьезной кабинетной работы стать классиком отечественной индологии, каковым его считают специалисты и в наше время. Им был сделан огромный задел для последующих трудов по Индии, Афганистану, которые выйдут много лет спустя.

         В 1904 году А.Е. Снесарев женится на Евгении Васильевне Зайцевой, дочери начальника военной администрации города Оша полковника Зайцева Василия Николаевича. Это был очень авторитетный человек, ветеран службы в Средней Азии, бывший адъютант М.Д.Скобелева в одном из его походов при присоединении ее к России, автор ряда популярных книг, в том числе «Руководство для бригадных и батальонных адъютантов по всем видам их деятельности», выдержавшего 15 изданий.

         Соперниками Снесарева в борьбе за руку и сердце Жени Зайцевой были известный шведский путешественник Свен Гедин и Борис Федченко, ботаник и путешественник, сын известных исследователей Азии А.П. и О.А.Федченко. Но юная красавица отдала предпочтение мужественному и талантливому офицеру. Брак заключался по большой взаимной любви и оказался очень удачным с точки зрения сохранения на всю последующую жизнь этого высокого и дорогого для каждого человека чувства. В семейной жизни Андрей Евгеньевич и Евгения Васильевна были счастливым людьми. История их любви и жизни достойна пера великого романиста.

         27 октября 1904 г. Снесарев был переведен на службу в Петербург в Главный штаб на должность столоначальника. 6 декабря он был произведен в подполковники. Сохранилось свидетельство № 56541, в котором говорится: «Дано сие от Главного штаба столоначальнику сего штаба Генерального штаба подполковнику Андрею Евгеньевичу Снесареву с женою Евгениею Васильевною для свободного жительства в С. Петербурге и его окрестностях на вольных квартирах». Поселились молодожены на Галерной улице в доме 48.

         25 сентября 1905 г. в семье Снесаревых родился первенец – сын Евгений. Радость отцовства Андрей Евгеньевич сочетает с ответственной служебной и активной научной деятельностью. Он ведает делами стратегической разведки в районах Южной и Средней Азии, в то же время много пишет, читает лекции в военных училищах и в своей академии, активно выступает в Обществе ревнителей военных знаний, Географическом, в обществе Востоковедения, принимает участие в издании газеты «Голос правды», публикуется в «Новом времени» и других петербургских изданиях.

         В 1907 году он публично доказывает нецелесообразность заключения Россией союзнического соглашения с Англией, поскольку дело идет к подготовке большой европейской войны, в которую последняя вместе с Францией втягивает Россию. Как геополитик и военный стратег Снесарев считает, что России в ХХ веке нужна военно-политическая стратегия нейтральной великой державы, а не члена одной из формирующихся европейских военно-политических коалиций, готовящих невиданную по своим масштабам войну. Но правящие круги Российской империи, опутанные полученными от западных держав займами и жаждущие получения новых, такую идею были не в состоянии понять, а главное, принять. И полковника Снесарева удаляют от дел стратегической разведки методом выдвижения по должности. Формально все было обставлено прилично, но с ущербом для интересов Отечества.

         В период службы в Петербурге А.Е.Снесарев становится признанным востоковедом, его приглашают на международные конференции. Так в 1908 г. в Копенгагене он был приглашен на ХV Международный конгресс ориенталистов, на котором он сделал два доклада – «Религии и обычаи горцев Западного Памира» и «Пробуждение национализма в Азии», которые вызвали большой резонанс среди специалистов и политиков. Принимал он участие и в работе следующего XVI конгресса ориенталистов, который состоялся в 1912 году. Но в это время Снесарев уже будет не в столице.

         В 1910 году его назначают начальником штаба 2-й казачьей Сводной дивизии, которая дислоцировалась в Каменец-Подольске. Одновременно его назначают председателем русской стороны разграничительной комиссии на Австро-Венгерской границе. Его коллегой с австро-венгерской стороны был полковник Саллагар, с которым Снесарев встретился как с непосредственным противником во время Первой мировой войны.

         В дивизии были представлены казаки многих войск: Донского, Кубанского, Терского, Уральского. Полковник Снесарев уезжает на новое место службы уже с двумя детьми (второй сын Кирилл родился в 1908 году). В Каменец-Подольске в 1911 году у Снесаревых родится дочь Евгения, которая через много лет станет опорой для отца в трудные годы его жизни, а после его смерти и смерти матери (1940 год) хранительницей его архива и мужественным борцом за его доброе имя. Но это случится потом, а в начале были годы радости матери и отца за свою юную троицу.

         С должностью начальника штаба казачьей дивизии Снесарев, будучи сам выходцем из казачьей среды, справляется безупречно. Правда, генерал А.А.Брусилов в предвоенной аттестации на полковника Снесарева рекомендует его использовать лучше на научной, а не на штабной и командной работе. Будущий знаменитый полководец Первой мировой сделал вывод: «….его (Снесарева) сфера скорее учёная деятельность, кабинетная». Но, как покажет война, в своей оценке полковника Снесарева Брусилов был прав и не прав. Безусловно, Снесарев всегда был человеком науки. В то же время он блестяще проявит себя на полях сражений как на штабных, так и на командных должностях. В боевой обстановке он вел себя мужественно, проявлял высокую требовательность и разумный риск, особо заботился о жизни и здоровье подчиненных ему солдат и офицеров; они называли его «командиром с ангельским сердцем». Вместе с этими качествами Снесарев обладал могучим творческим умом и волей настоящего полководца. И все это при удивительной личной скромности.

         Мировую войну он пройдет в должностях начальника штаба казачьей и пехотной дивизий, командира полка, бригады, дивизии и корпуса, станет кавалером трех Георгиевских наград (Георгиевского оружия и орденов Св. Георгия 4-й и 3-й степеней), он будет отмечен многими другими наградами, ему будут присвоены воинские звания «генерал-майор», а затем «генерал-лейтенант» [1].

         Об этом говорят все боевые аттестации, которые давались Снесареву в годы войны. Вот одна из них: «Генерал-майор Снесарев с начала войны до конца октября 1914 г. был начальником штаба 2-й Казачьей Сводной дивизии, затем до декабря 1915 года командовал 133 пехотным Симферопольским полком, до 18 февраля 1916 г. – бригадой 34 пехотной дивизии и с 18 февраля состоит в должности начальника штаба 12-й пехотной дивизии.

         Обладает широким образованием – общим и военным; владеет французским и немецким языками; военное дело понимает, обладает большим и разносторонним боевым опытом, как прошедший боевую страду командира пехотного полка и бригады и начальника штаба кавалерийской и пехотной дивизий.

         К службе относится с редкой добросовестностью. Храбр и мужественен; во всякой обстановке сохраняет самообладание и полное спокойствие; всегда бодр; на подчиненных производит самое лучшее влияние, вызывая и поддерживая в них бодрое, спокойное и уверенное настроение, относится к ним мягко, сердечно, внимательно и заботливо.

         Здоровья прочного. Отличный.

         Достоин выдвижения на должность начальника дивизии и на должности по Генеральному Штабу – начальника штаба корпуса и генерал-квартирмейстера армии «вне очереди».

         Командующий 12-й пехотной дивизии

         Ген.-майор Ханжин. 17 / IV – 1916 г.».

         Несмотря на хорошие боевые и служебные аттестации на А.Е.Снесарева, выдвижение его по службе в годы войны не соответствовало его таланту организатора боевых действий. Так думали его товарищи, и особенно офицеры, служившие под его началом и наблюдавшие за ним в боевой обстановке. Об этом свидетельствуют факты награждения его «снизу»: подчиненные офицеры и нижние чины, как тогда называли солдат и сержантов, считавшие, что их командир не отмечен по достоинству, преподносили ему самодельные награды. Этими наградами генерал Снесарев очень гордился и дорожил. Он пользовался непререкаемым авторитетом у подчиненного ему личного состава даже в условиях, когда после Февральской революции 1917 года армия начала быстро разлагаться.

         Андрей Евгеньевич переживал развал страны и армии как личную трагедию. Будучи знатоком политической истории, он глубоко осознавал пагубную логику революционных событий. В письме 6 мая 1917 года к жене он пишет: «...расчетов на авторитетность социальных групп мало, это почувствуется живо, и страна пойдет еще левее к тем, которые сулят еще более: не только землю сейчас, а не после Учредит[ельного] Собрания, но сейчас и дворцы, банки и всякие благополучия… А там анархия, вновь трепетное искание лучших русских людей, мобилизация крестьянских трезвых масс и искание прежде всего власти, а с нею порядка и покоя. Я почти убежден, что все так будет, что эту многострадальную Голгофу еще раз придется пройти моей бедной стране, что еще раз – в век пара, аэропланов, х-лучей и т. д. – она проделает тот же тяжкий путь, который она выполнила в конце IX, в начале XVII и в другие менее яркие годы испытаний. И я буду только приятно удивлен, если моя родина вернется к порядку каким-то новым, более коротким путем. Но, увы, я не вижу созидающих сил, я не вижу и людей. Те, которые поняли, и может быть, помогли бы, бегут, как крысы с корабля, а остаются те, которые не понимают, а главное, которым безразлично».

         В последующие месяцы 1917 года события развивались по худшему сценарию, который прогнозировал боевой генерал, лично участвовавший в 76 боях и многих других боевых эпизодах. Снесарев не пал духом, он стремился до конца выполнить свой долг воина и гражданина России. Но исторические события неумолимо вели ко все более тяжелой катастрофе российского государства и общества.

         Когда в конце 1917 года русская армия рухнет, вовлеченная в две революционные смуты (февральскую и октябрьскую), Снесарев получит отпуск и уедет в родную Воронежскую губернию, где находилась его семья, пополнившаяся в это время двумя близнецами Александром и Георгием. Крестным отцом этих детей супруги Снесаревы пригласят стать своего старого друга, известного в то время всей стране генерала Лавра Георгиевича Корнилова. Снесарев высоко ценил его боевые и человеческие качества, но считал неготовым к самостоятельной большой политической деятельности. В письме к жене от 16 апреля 1917 года в связи с назначением Корнилова Главнокомандующим Петроградским военным округом Снесарев пишет: «Кого мне жаль, это Лавра Георгиевича; в конечный его успех я не верую; все, что он может достигнуть, это внешняя благопристойность и наружный покой, но внутренней спайки и прочной дисциплины ему не создать: против его одинокого центростремительного напряжения будут работать десятки центробежных сил, и они его сомнут. Сколько раз, я думаю, он вспомнит свою славную дивизию или корпус, как часто, мне думается, его тянет на боевое поле, где много страшного, где машет смерть своими черными крыльями, но где нет условностей, нет политики, и сердце храброго человека находит себе здесь и утеху, и удовлетворение. Передай ему мой поклон и благодари за добрую память».

         В условиях революционной смуты Снесарев мучительно решает проблему выбора своей дальнейшей судьбы. В одном он не сомневался: что она должна быть связана с судьбой Родины. Об этом свидетельствует его отношение к просьбе младшего брата Павла, в то время уже известного врача. По этому поводу он пишет 14 марта 1918 года своему тестю Зайцеву Василию Николаевичу: «Брат готов куда-либо бежать – в Америку или в Англию – и спрашивает у меня маршрута через Авганистан. Хотя такая мысль может быть подсказана только безумием, но, вероятно, в обстановке есть многое, что толкает на безумные шаги.

         Буду писать ответ и советовать самообладание; покинуть Родину можно, и для этого найдутся пути и более близкие, чем Авганский, но с кем же страна останется, и что с нею будет?»

          Итак, выбор Андрея Евгеньевича Снесарева: служить своей стране, ее государству в любой ситуации. Когда в 1918 году с началом наступления немецких кайзеровских войск вглубь России от имени Советской власти ему будет предложено вступить в Красную армию, он примет это предложение. Боевому генералу, известному в России и за ее пределами ученому-востоковеду и геополитику поручат быть военным руководителем Северо-Кавказского военного округа, по существу, возглавить его создание. В это время немецкие войска почти беспрепятственно продвигались к Северному Кавказу.

         При исполнении этой должности в Царицыне произойдет его острое столкновение с Ворошиловым и Сталиным по принципиальным вопросам ведения гражданской войны. Устремления Снесарева – поиск путей уменьшения братского кровопролития, а не принцип «победа любой ценой». Такая позиция генерала старой армии даст повод для подозрения его в изменнических настроениях и намерениях. К тому же в составе его штаба такие люди найдутся. Последуют суровые обвинения и арест Снесарева и его штаба. Московская комиссия отменит его арест и назначит командующим западным участком Завесы – своеобразного фронта между войсками Германии и слабо защищенной от их нашествия территорией страны. Затем его назначат командующим Белорусско-Литовской армией, вскоре преобразованной в 16-ю армию со штабом в Смоленске.

         В июле 1919 года Снесареву предложат возглавить Академию Генерального штаба РККА, формирование которой началось в конце 1918-го года. Это было очень удачное назначение для судьбы Академии. В августе 1919 года командарм Снесарев прибывает в Москву с огромным багажом сложных впечатлений и глубоких размышлений о мировой и гражданской войнах. В голове у него уже созрел курс «Философии войны»[2]. Первая его речь перед слушателями будет посвящена военной игре. Вряд ли кто другой в это время так хорошо знал войну и так глубоко размышлял о ней как об общественном явлении, круто меняющем, и даже решающем судьбы народов.

         Как начальник военно-учебного заведения Снесарев предлагает военным ученым, которых он хорошо знал, поступить на службу в качестве преподавателей академии. Власть меняется, общественный строй меняется, но Родина остается, и она нуждается в воинском служении при любой государственной власти. И многие приняли его приглашение. В Академии быстро сформировался коллектив высококвалифицированных преподавателей. Со Снесаревым, героем войны и большим ученым, человеком высокой культуры и такта, было приятно работать, тем более дружить.

         Особо дружеские отношения у него сложились с генерал-майором Александром Андреевичем Свечиным, который еще до мировой войны стал одним из наиболее известных военных писателей России. Он был назначен преподавателем Академии еще в конце 1918 года. Творческая дружба Снесарева и Свечина принесла большую пользу отечественной военной науке. Это были разные люди по складу характера, но оба высокоодаренные и талантливые. Оба они занимались военной стратегией. Свечин был плодовитее на публикации, Снесарев – фундаментальнее в суждениях и выводах. Он не торопится с публикациями, не гонится за успехом. Давали знать о себе многолетний опыт и привычка непубличной научно-исследовательской работы. Но его небольшие статьи и рецензии, посвященные проблемам военной доктрины, стратегии, анализу взглядов иностранных военных специалистов стоят дороже многих больших книг. Например, кладезь идей представляет его статья «Единая военная доктрина»[3] или статья «Гримасы стратегии»[4], посвященная анализу военной стратегии Германии в Первую мировую войну. Для Снесарева стратегия – не абстрактная наука и искусство, а конкретно персонифицированная деятельность и стиль мышления. Только гениально одаренному человеку оказывается понятной принципиальная разница в военной стратегии двух начальников Генерального штаба Германии: Фалькенгайна и Людендорфа.

         Всего два года Андрей Евгеньевич Снесарев возглавлял Академию Генерального штаба РККА. По его инициативе в Академии была организована Опытная Психологическая лаборатория, создано Восточное отделение для подготовки военных специалистов по странам Востока. Одновременно он участвует в работе Высшего военного редакционного совета, в комиссии по изучению опыта Первой мировой войны, работает в Военно-статистическом отделе, по существу, является его научным руководителем.

         В 1921 году Академия Генштаба РККА была переименована в Военную академию РККА с последующим существенным изменением учебных программ и системы подготовки военных кадров. Начальником Академии был назначен М.Н.Тухачевский. Снесарев был оставлен профессором Академии и начальником организованного им Восточного отделения.

         Перемены в служебном положении не сказались на творческой активности Андрея Евгеньевича. Его трудолюбие поражает. Он заботится о том, чтобы отечественная военная мысль не отстала от зарубежной, поэтому так много внимания уделяет публикациям по военной тематике как в стране, так и за рубежом, содействует тому, чтобы все ценное было своевременно издано, стало доступным для военных специалистов его Отечества. Мимо его внимания не прошла ни одна серьезная вышедшая в стране или за рубежом военная книга. Об этом свидетельствуют его рецензии и переводы зарубежных и отечественных авторов[5].

         Помимо работы в Военной Академии РККА, в Военно-статистическом отделе, он – активный член Высшего военного редакционного совета, с 1924 г. – профессор и старший руководитель Военно-воздушной Академии им. Н.Е.Жуковского, с 1927 г. – профессор Военно-политической Академии, активно участвует в создании института Востоковедения, а с конца 1927 года – его военный руководитель. Кроме того, он читал лекции на Востоковедных курсах, в Межевом институте на Курсах военных прокуроров, не говоря уже о публичных лекциях на многие темы.

         За годы службы в Академии Снесарев создал целый ряд крупных трудов, которые не потеряли своей актуальности и в наше время. Среди них: курсы лекций «Философия войны» (1919 г.), «Авганистан» (1921 г.), «Введение в военную географию» (1924 г.), «Жизнь и труды Клаузевица» (1924 г.). Им было задумано капитальное исследование в четырех книгах «Индия: страна и народ», две из которых он успел закончить, первую («Физическая Индия») издать в 1926 году, вторую («Этнографическая Индия») сдать в издательство в 1929 году. Две последующие («Экономическая Индия» и «Военно-политическая Индия») остались лишь в набросках. Все созданное Снесаревым удивляло и впечатляло его современников. Неслучайно, когда в 1928 году было введено звание Героя труда, в числе первых это звание было присвоено профессору А.Е.Снесареву. Когда в конце 20-х годов встал вопрос о выборах членов Академии наук, выдвижение Снесарева было воспринято как само собой разумеющееся.

         Но в 1930 году выдающегося ученого ложно обвиняют в контрреволюционной деятельности, следует арест, его обвиняют то по делу так называемого «Русского национального Союза», то по делу «Весна». По обоим этим делам был вынесен приговор к «высшей мере наказания». В последующем приговор по личному указанию Сталина был заменен десятью годами лагерей. И даже эти события не сломили волю и дух Андрея Евгеньевича. Во время пребывания в различных лагерях он встречается с радом интересных людей, в том числе с философом А.Ф.Лосевым. Он стойко тянет лямку лагерной жизни, не жалуется на судьбу, но желает приносить большую пользу своему Отечеству. Снесарев ходатайствует о разрешении заниматься ему научной работой. Однако физические силы не выдерживают такого сурового и длительного напряжения. В 1934 году с ним случается инсульт, и после долгих мытарств семье разрешают забрать больного Андрея Евгеньевича. Три года безуспешного лечения, смерть в 1937 году и вечный покой на Ваганьковском кладбище.

         В 1958 году последовала реабилитация, восстановление честного имени. Но снесаревское наследие не было востребовано, а ведь он создавал его для России. Снесарев знал цену интеллектуальному потенциалу, его роли в решении судеб страны, особенно в периоды смут и лихолетий.

         Издать, оценить, сделать доступным творческое наследие Снесарева – важная национально-государственная задача нашего времени. По достоинству не оценен бесценный вклад Снесарева в изучение Афганистана и налаживание с ним хороших отношений[6]. Поскольку Снесарев был забыт, его исследования не были востребованы даже во время ввода и многолетнего пребывания советских войск в этой стране. Своевременное обращение к Снесареву уберегло бы нас от многих серьезных ошибок. У Снесарева и по Снесареву и равным ему мыслителям должны учиться и воспитываться военные кадры современной России.

         Служение России всегда и при любых обстоятельствах было для этого выдающегося скромного сына своего Отечества превыше всего.



Доктор философских наук, профессор,

генерал-майор И.С.Даниленко.

  Виньетка

Виньетка

Виньетка

                 Примечания

[1]    О том, как воевал А.Е. Снесарев в годы Первой мировой войны, можно прочитать в его фронтовых письмах, впервые изданных в 2005 г. в Военной академии Генерального штаба ВС РФ, к сожалению, тиражом всего 50 экземпляров, а также в его фронтовых дневниках, которые готовятся к изданию. Фронтовые письма и дневники А.Е. Снесарева представляют собой очень ценные исторические документы. Кроме того, в них много глубоких мыслей военно-теоретического и общественно-политического характера.


[2]    Этот курс лекций впервые был издан в Военной академии Генерального штаба ВС РФ в 2002 году тиражом 100 экземпляров. В 2003 году в издательстве «Финансовый контроль» эти лекции вышли уже тиражом 3000 экземпляров. См.: Снесарев А.Е.. Философия войны. – М.: Финансовый контроль, 2003. – 287 с.


[3]    Единая военная доктрина //Военное дело. – 1920. – № 8. – С. 225–233 (Подписано «А.С.»).


[4]    Гримасы стратегии //Военная мысль и революция. – Кн. 4. – С. 74–85.


[5]    Смотри библиографию работ А.Е. Снесарева.


[6]    Например, выпущенная в 1908 г. Среднеазиатским отделом Общества Востоковедения под редакцией А.Е. Снесарева «Библиография Афганистана» содержит около 1500 наименований русских и иностранных источников. См. также Снесарев А.Е. Афганистан. – М.: «Русская панорама», 2002. – 272 c.

 

Наверх  |  На главную |  О Снесареве

Снесарев А.Е.