Сайт, посвященный Андрею Евгеньевичу Снесареву

Сайт, посвященный геополитику-востоковеду генералу Андрею Евгеньевичу Снесареву

 

Новости сайта А.Е. Снесарева

Биография А.Е. Снесарева

Награды А.Е. Снесарева

Труды А.Е. Снесарева

Фотоальбом А.Е. Снесарева

Статьи об А.Е. Снесареве

Документы, касающиеся А.Е. Снесарева

Вопросы

Гостевая книга сайта А.Е. Снесарева

Наши контакты

Наш баннер

Наши друзья

Рейтинг@Mail.ru

Виньетка          

               Статьи об А.Е. Снесареве

            Он "никого не признавал и ничего не боялся"

 

“Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри - не вы!”
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля...”

        Мы переживаем сегодня трудное, интересное и ответственное время; время, когда поменялись и продолжают меняться общественные и личные ориентиры, и людей особенно волнуют вопросы: “Что будет с нашей Россией? Каким должен быть ее путь в будущее? Где искать вневременные идеалы и ценности?” Нашим современникам, задумывающимся на эти темы, знакомство с жизнью и мировоззрением Андрея Евгеньевича Снесарева может помочь ответить себе на эти и многие другие вопросы, а также показать впечатляющий пример.
         Когда заходит речь об определении рода деятельности Андрея Евгеньевича, человек, знакомый с его жизнью, задумается и ответит перечислением ряда профессиональных занятий. Во-первых, Снесарев – выдающийся военный деятель. Конечно, он востоковед, автор трудов прежде всего по Индии и Афганистану, первый ректор востоковедного учебного заведения в Москве. Безусловно, он был и незаурядным лингвистом (много ли найдется людей, владеющих 14 языками?). Но он был и профессиональным певцом (выступал даже на сцене Большого театра). Также он был и географом – членом Географического общества, автором учебников по военной географии. Он же был и разведчиком, как многие офицеры Генштаба в то время. В последнее время его стали называть “величайшим русским геополитиком” – это еще одна грань таланта этого необычайно одаренного человека. Кроме того, он автор ряда монографий, огромного числа газетных публикаций начала прошлого века, курсов лекций и рецензий, т. е. журналист, педагог и ученый.
         Как хватило одной человеческой жизни на все эти разнообразные виды деятельности? Истинный ответ унес с собой этот замечательный человек, мы же можем, по мере возможности и желания, познакомиться с его кратким жизнеописанием.
         Почти половину своей жизни он, так или иначе, учился: гимназия в Новочеркасске, Московский Университет (физико-математический факультет), Академия Генерального Штаба, класс вокала при Консерватории, офицерские Курсы восточных языков. Лишь после тридцати пяти лет он почувствовал в себе силы приняться за созидательную деятельность. В письме к сестре в конце 1900 года он писал: “…минувший год… является поворотным в моей жизни; до него я готовился (главным образом) что-то делать, с него я начинаю делать”. Обладая, безусловно, блестящим дарованием от природы, он имел и такие качества, как трудолюбие и самоотверженность, без которых любое дарование может оказаться бесполезным.
         “…Без привычки к труду в жизни не хватит и самых выдающихся способностей… жизнь становится сложнее и труднее, борьба за существование злее, наука больше, специализация уже и тоньше. Только паруя способности с умением работать, можно стать борцом, пробить себе дорогу и принести людям пользу…” – так писал он в письме к жене во время Первой мировой войны, когда старший сын начинал учиться в гимназии. И вся жизнь Андрея Евгеньевича была примером служения родной стране, независимо от строя, правящей партии и политической моды.
         Поездка в Индию, оказавшая огромное влияние на всю его дальнейшую научную работу; служба в Туркестанском Военном округе, затем работа в Петербурге в Главном Управлении Генерального Штаба – вот начальные вехи его деятельности. Географическое Общество, Общество ревнителей военных знаний числили Андрея Евгеньевича своим активным членом. Он представляет русское востоковедение на XV конгрессе ориенталистов. До войны много печатается в “Голосе Правды”, “Русском Инвалиде”, читает лекции в военном училище, Практической Восточной Академии, издает и крупные монографии. Много редактирует, рецензирует, переводит.
         С 1910 года Андрей Евгеньевич назначен начальником штаба Казачьей дивизии и участвует в работе разграничительной комиссии на границе с Австро-Венгрией. С этой дивизией он встречает Первую Мировую войну. О военном периоде его жизни сохранилось много документов, включая письма и дневники. Перед исследователем встает образ боевого командира, готового отдать жизнь “за други своя”, как он любил повторять, и не раз доказавшего это. Приняв участие в 75 боях, он прошел путь от командира полка до командира корпуса. Для него не было авторитетов кроме тех, в достоинстве которых он сам убедился.
         Единственным критерием его поступков всегда была совесть. Он никогда не прятался за спинами подчиненных, не один раз вел солдат в атаку, будучи даже командующим дивизией. Подчиненные любили его, называя “командиром с ангельским сердцем”, а он, в свою очередь, делал все от него зависящее для улучшения положения “нижних чинов”.
         Военные подвиги Снесарева были вознаграждены, наряду с другими наградами, Георгиевским оружием и орденами Святого Георгия IV и III степеней; орденами, которые он ценил превыше всего. Кроме того, после успешных боев за так называемое “Орлиное Гнездо”, растроганные до слез сослуживцы поднесли Андрею Евгеньевичу подарок, который он ценил не ниже официальных наград и называл “моим Георгием снизу”.
         Для генерала Снесарева не было вопроса – уезжать или оставаться в России после событий октября 1917 года. Это была его страна– здоровая или больная. Еще во время Мировой войны Андрей Евгеньевич писал в письме к жене: “В мою великую страну и мой великий народ я верую прочно, верую в его жизненность, в его здравый смысл и глубоко убежден, что из невзгод и испытаний он выйдет не разбитым на куски, а могучей и единой семьею 170-миллионного народа…”
         Наибольшей ошибкой казалась ему братоубийственная война, раздиравшая и убивающая ее; и все силы в Царицыне, командуя Северокавказским военным округом, он приложил к тому, чтобы свести к минимуму ее жертвы. Долгое время велись споры среди военных и историков о роли Сталина и Снесарева в обороне Царицына. В советское время роль Сталина казалась очевидной, Снесарев же, как бывший царский генерал, был максимально очернен. После реабилитации в 1958 году появились публикации, опровергающие принятое тогда мнение.
         Сохранившиеся дневники и документы позволяют увидеть, что Снесарев ни на минуту не отступал от своих жизненных принципов, главным из которых для него был таковой его отца: “Нет места, на котором нельзя было бы принести пользу... Я много читал на белом свете, но мудрее этого не вычитал...” К сожалению, страницы дневника Снесарева, представляющие огромный интерес для исследователей этого вопроса, относящиеся ко времени общения с Иосифом Сталиным, не сохранились: они были вырваны кем-то по вполне понятным соображениям позже. Судя по характеристикам, которые давал Андрей Евгеньевич “товарищам”, Сталин также был там охарактеризован. Не сохранилась также тетрадь дневников, относящаяся к периоду с июля 1917 по апрель 1918, то есть ко времени, близкому к революции, которая, по всей видимости, была отдана А. И. Тодорскому, тогда начальнику Управления военно-учебных заведений, женой Андрея Евгеньевича – Евгенией Васильевной. Ей, верной подруге, в будущем – матери шестерых его детей, он писал еще с войны: “…такого самовольца, как твой супруг, который никого не признавал и ничего не боялся, и отыскать трудно”.
         Интересен эпизод знакомства Снесарева со Сталиным времен обороны Царицына (как описывает его историк А. Антонов-Овсеенко): “Заняв кабинет командующего, он [Сталин] велел ему принести оперативную карту. Снесарев вышел, вернулся с картой и, развернув ее на столе, заметил: “Надеюсь, больше вам никогда не придет в голову мысль, что вы имеете дело с мальчиком на побегушках…”
         В самом начале 30-го года профессор нескольких военных Академий, Герой труда Снесарев был арестован. Поводом к одному из дел, заведенных на бывшего начальника Академии Генерального Штаба РККА, оказались Георгиевские вечера, в 1924-25 годах проводившиеся в день святого Георгия на квартире у Снесарева. Несколько томов исписанной бумаги, хранящиеся в необъятных архивах Лубянки, содержат часть позорной и трагической истории нашего народа. Но, как ни странно, спас от высшей меры царского генерала знакомый еще по Царицыну Иосиф Сталин. Сохранилась записка, написанная рукой “вождя народов”, адресованная также знакомому по Царицыну красному командиру Ворошилову: ”Клим! Думаю, что можно было бы заменить Снесареву высшую меру 10-ью годами. И. Сталин”. Вероятно, подействовали отчаянная телеграмма и письмо жены Евгении Васильевны, и Снесарева, дважды приговоренного к смерти, отправили на Соловки, а затем в Свирлаг. Там он продолжает писать дневник, пытается получить разрешение на научную работу, числясь в лагере сторожем и работая посменно с философом А. Ф. Лосевым. Но испытания оказываются непосильными, и тяжело заболевшего пожилого ученого освобождают досрочно благодаря подвигу его дочери Евгении, которая прожила рядом с заключенным отцом почти год, обивая пороги советских лагерных инстанций. Свое подвижничество Евгения Андреевна продолжила и после его кончины в 1937 году, сохранив архив, добившись реабилитации, опубликовав “рассыпанную” в 30-м году “Этнографическую Индию” и создав биографический труд об Андрее Евгеньевиче; в конечном счете, посвятив свою жизнь возвращению доброй памяти об отце.
        

Виньетка


        Вот небольшой отрывок из дневника Андрея Евгеньевича времен войны.
         “Я хожу по аллеям, ветер хлещет мне в лицо, будто хочет прогнать мои назойливые думы, а сверху смеются галки, перебивая одна другую и купаясь в струях воздуха. “Смотрите”, – читаю я их галочью болтовню, – о чем это думает там этот глупый человек, и пора бы ему измерить аллею своими шагами… не сто раз же делать эту промерку”. А глупый человек ходит все и ходит, а для его дум и фантазии мало не только ближайшего театра войны, мало всей его страны, мало того текущего клочка времени, которое сейчас развертывается… Он расширяет и место, и время, и все же теснота душит и жмет его”.
         И он, действительно, перешагнул временные рамки своей жизни, вышел за границы своей страны, и теперь у нас есть счастливая возможность познакомиться с трудами, дневниками и письмами этого замечательного человека. Последние годы появились публикации и издания работ Андрея Евгеньевича Снесарева в ВАГШ, переизданы и изданы впервые ряд его книг. Это была личность неоцененного масштаба, силы и мудрости, чьи способности и потенциал, к сожалению, не были до конца востребованы страной. Страной, в которую он безгранично верил… А ведь людьми, подобными Снесареву, Россия была богата, и хочется надеяться, что будет еще богата.
         “Россия никогда не будет побеждена, пока существует мир, и это не только благодаря обширности ее территории, а главным образом благодаря величию духа русского народа”. Эту фразу английского епископа Андрей Евгеньевич, находясь на фронте первой мировой войны, приказал передать в окопы для поддержания боевого духа солдат. Как не хватает нам сейчас боевого патриотического духа для преодоления наших препятствий, для решения наших задач, для создания нашей России!

А. А. Комиссарова
6.12.03.

  Виньетка

 

Наверх  |  На главную |  О Снесареве

Снесарев А.Е.