Сайт, посвященный Андрею Евгеньевичу Снесареву

Сайт, посвященный геополитику-востоковеду генералу Андрею Евгеньевичу Снесареву

 

Новости сайта А.Е. Снесарева

Биография А.Е. Снесарева

Награды А.Е. Снесарева

Труды А.Е. Снесарева

Фотоальбом А.Е. Снесарева

Статьи об А.Е. Снесареве

Документы, касающиеся А.Е. Снесарева

Вопросы

Гостевая книга сайта А.Е. Снесарева

Наши контакты

Наш баннер

Наши друзья

Рейтинг@Mail.ru

Виньетка          

          Статьи об А.Е. Снесареве

Стратегия и стратегическое предвидение в работах А.Е. Снесарева.

        Современная культурно-историческая и политическая ситуация в России характеризуется системным кризисом и рядом фундаментальных проблем в общественно-государственных сферах. Хотя, на первый взгляд, она кажется уникальной, но тем не менее, имеется достаточное типологическое сходство с теми вопросами, которые стояли на повестке дня в России столетие назад, включая схожие условия стратегической нестабильности в мире.

         Перед учеными обеих эпох встала задача рефлексии мировых трансформационных процессов и разработки соответствующих методологических подходов для совершенствования управленческого и прогнозного инструментария.

         В этой связи нам представляется крайне важным изучение интеллектуального наследия классика русской философской и политической мысли начала XXвека, Андрея Евгеньевича Снесарева, чьи работы создавались столетие назад, но не потеряли, а, возможно, и приобрели особую актуальность в наши дни.

         Труды и исследования генерал-лейтенанта и профессора А.Е. Снесарева в области политики, геополитики, философии и стратегии характеризуются глубоким анализом, широтой постановки военно-политических проблем и научным подходом к их решению. Как и его современник, А.А.Богданов, Андрей Евгеньевич оставив после себя кладезь военно-политической мысли, а совокупность его интеллектуального действа опередила развитие науки на несколько десятилетий.

         Необходимость разработки качественно новых принципов и научных подходов к стратегическому прогнозированию и планированию в начале прошлого века диктовалась «колебаниями и неврозом стратегической мысли», недостаточным пониманием происходящих изменений в политике и военном деле. «Люди шли вразброд, так как старая руководящая нить была утеряна, а новые пути были не ясны и понимались разно».[1]

         Одними из ключевых тем его исследований явились проблемы рефлексии феноменов «война», «стратегия» и «стратегическое предвидение».

         Изучая вопросы стратегии, генерал А.Е. Снесарев развивал положения родоначальника философии стратегического мышления Сунь-Цзы, подчеркивая главную задачу военно-политической стратегии в обеспечении «побед без сражений». «Ганнибал бил римлян во всех случаях, но победил в результате Рим; в средние века, в иные моменты, искусство победы сводили к тому, чтобы не давать боя и нам теперь ясно, что это не так то уже было смешно, как думали раньше…».[1, с.76.] Именно способность подчинить противники своей воле без применения боевых средств считает А.Е. Снесарев критерием величия полководца и политика.

         Абсолютизация вооруженного столкновения аргументировано критиковалась А.Е. Снесаревым. Профессор соглашается с А.А. Свечиным в объективной отсталости прежней «геометрической стратегии с ее операционной линией, маршами-маневрами».[2] Популярная в военной мысли XIX-начале XXв.в. концепция «сокрушающего наступления» требовала значительных ресурсов и «по замыслу оказывалась примитивно проста и вся сложность сводилась только к комплексу примененных средств и к процессу выполнения».[1] Таким образом, кризис в стратегической мысли и актуализация невоенных средств борьбы (А.Е. Снесарев особенно подчеркивает информационно-психологическую компоненту) стали предпосылками для последующих исследований и разработки новых подходов в военной и политической науках.

         Выявляя ключевые факторы, имеющие стратегическое значение в прогнозировании, военный ученый отмечает, кроме объективных экономических и политических факторов, роль геостратегической и политической среды, в которую «помещен» противник. Такая среда, именуемая в работах современных ученых (В.Е. Лепского, В.И. Аршинова и др.) «полисубъектной», помимо субъектов, включает в себя и совокупность культурно-мировоззренческих ценностей (социально-политические, культурно-религиозные ориентиры и константы), воздействие на которые обеспечивает желаемый результат при меньших затратах.

         В этой связи особое внимание в его трудах уделяется социокультурному и ментальному подходам в изучении военно-политических процессов и явлений. Вышедшее в 1924 г. учебное пособие «Введение в военную географию» формулирует цель разрабатываемой дисциплины – «изучение и описание ландшафтов, как природных, так и культурных».[3, с. 52] Разрабатываемый им комплекс «гео-историко-политики», включавший в себя военную географию, геополитику и военную стратегию, может рассматриваться как теория моделирования мирового историко-политического процесса. Таким образом, выводы А.Е. Снесарева о необходимости формирования стратегий с учетом ценностно-смысловой ориентации объекта являются своего рода предтечами «средового подхода» и этнометодологии, которые приобретают актуальность в постнеклассической научной парадигме.

         Особое место в трудах Андрея Евгеньевича занимает «заблаговременное прозревание особенностей» будущего конфликта – иными словами, стратегическое предвидение условий и тенденций, способных существенно повлиять на развитие конфликта.[4] В этом случае, функция предвидения заключается в изучении тех факторов, в том числе и неявных, которые, в случае разумного воздействия, обеспечат стратегу «захват инициативы» и воли противника. Именно инициатива противника описывается А.Е. Снесаревым как ключевой фактор в стратегии, а «введение воли этого противника коренным образом изменяет структуру ваших действий отчасти с технической стороны, а, главным образом, с психологической».[5]

         По инициативе профессора Снесарева создается Опытная психологическая лаборатория при Академии Генерального Штаба, целью которой было изучение психологического компонента в армии, а также повышение квалификации руководящего состава «путем распространения в военной среде нужных командному составу психологических знаний и, быть может, создания новой школы военного вождя-психолога».[6, с.439.] Именно в знании о «складе ума и духа» своих людей и способности предвидеть волю противника заключается стратегический талант полководца.

         «Народный нерв» Андрей Евгеньевич рассматривает как «основной духовный капитал стратегии». Исследования и создание стратегий и тактик профессор предлагает проводить, опираясь на национальные культурные традиции, опыт народа и его ментальность. Достижение стратегического успеха в противостояниях, в таком случае, должно обеспечиваться также с помощью воздействия в культурной и морально-психологической сферах. Поколебав устои развития общества, государства, цивилизации, оппонент лишается «точек опоры», констант, что приводит к раздробленности и бессвязности его действий, реактивности и неразумности поведения.

         Нация, символизируя органическое единство и сплочение людей, отражает гармонию и порядок, усиливает «чувство связанности или содружества, обусловливаемое, главным образом, единством действий и приемов».[7] Так генерируется суммирующий эффект, в тезаурусе теории сложности именуемый «синергийным». Достижение вышеупомянутого эффекта Андрей Евгеньевич предлагал достигать не только единением и сплоченностью вооруженных сил, но и сознательной деятельностью в доктринальном поле, объединяя военную и политическую стратегию в единую военно-политическую доктрину государства.

         Элементаризм и механицизм отвергаются Андреем Евгеньевичем также при анализе концептуальных основ стратегических документов. Доктрины или стратегии, в соответствии с его размышлениями, не являются простой механической суммой составных частей (идей), а объединены «цельным единством». Анархия представлений о краткосрочных целях объяснима и может существовать, но стратегия возможна только «объединенная, так как только такая в современной жизни государств поведет к победе и природу только таковой интересно исследовать и обосновать».[7]

         Принципиально важную роль при создании общей стратегии играют «вековые особенности и сноровки народа, которые сыграют роль или коррективов, или прослоек, или замены того, что этому народу будет предложено в качестве теоретически идеального».[7] Иными словами, труды выдающегося ученого начала ХХ века также описывают принципы ментального подхода к стратегированию, который приобретает все большую популярность в современной научной парадигме, где структурализм, как господствующая парадигма, не всегда способен обеспечить всестороннее понимание современного мирополитического процесса.

         Отвергая ограниченность подходов многих ученых, концентрировавшихся исключительно на экономике или тактике, Снесарев видел «конечный результат… в более просторной концепции факторов, куда войдут тактика, союзы, экономика, народные нервы, упорство в намеченных устремлениях».[1] Стратегическая подготовка, по мнению Андрея Евгеньевича, должна начинаться «сохраненной копейкой», а заканчивается «определенной брошюрой или листком, который так или иначе должен был реагировать на волнующиеся, сомневающиеся, негодующие или еще надеющиеся течения взбудораженной мысли».[1]

         Несмотря на многогранность и масштабность исследований А.Е. Снесарева, мы выделили ряд подходов и концепций, которые предвосхитили направление военной и научной мысли, в частности в вопросах стратегического предвидения и создания военно-политических стратегий. Проводя исследования столетие назад, Андрей Евгеньевич разработал основы многих современных научных подходов, в том числе ментального и средового, к стратегированию в сфере обороны и безопасности. Отказ от классических, устаревших форм создания стратегий обеспечил созидательный ход науки, а многие из его предположений и гипотез очевидно резонируют текущему историческому моменту и позволяют глубже осознать первопричины всепронизывающих системных проблем.

         Современные стратегические и футурологические сценарии и прогнозы (Ф. Фукуямы, С.Хантингтона, и др.), акцентированы на ключевой роли мировоззренческих и религиозно-культурных факторов в направлении развития общемирового социального организма. Передовые технологии и механизмы стратегического управления и проектирования социально-политического пространства предполагают сознательное воздействие на социокультурную среду и тщательное изучение «мировоззренческого ядра» объекта управления.

         Таким образом, благодаря фундаментальности и новаторству, исследовательские разработки А.Е. Снесарева стали основой научных подходов как в российской, так и в современной мировой прогностической мысли.


Медведев Д.А.

аспирант Российской академии народного хозяйства
и государственной службы
при Президенте Российской Федерации.

  Виньетка

Виньетка

Виньетка

         Список использованной литературы


[1] Снесарев А.Е. Гримасы стратегии // Военная мысль и революция. 1923, Т. 4. – С.74 – 85.

[2] Снесарев А.Е. Рецензия на книгу А. Свечина «Стратегия» [Электронный ресурс] URL: http://www.a-e-snesarev.ru/trudi/rezenziya3.html.

[3] Снесарев А.Е. Снесарев А.Е. Введение в военную географию. М.: Военная Академия РККА,1924. – 414 с.

[4] Снесарев А.Е. Война как хозяйственное предприятие / Телеграмма Верховного Главнокомандующего царю 8 сентября 1914 г. № 4141.

[5] Снесарев А.Е. Выступление в Академии Генерального штаба 1 сентября 1919 г. [Электронный ресурс] URL: http://www.a-e-snesarev.ru/trudi/rech_nachalnika_akademii.html.

[6] Снесарев А.Е. Опытная психологическая лаборатория при Академии Генерального штаба // Военное дело. 1920, № 14. – С. 437–439.

[7] Снесарев А.Е. Единая военная доктрина // Военное дело. 1920, № 8. – С. 227.

     Дополнительная литература

  1. Снесарев А.Е. Философия войны. М.: Финансовый контроль, 2003. –288 с.
  2. Снесарев А.Е. Жизнь и труды Клаузевица М.:Жуковский, 2007. – 433 с.
  3. Смирнова Н.М. Соотношение жестких и мягких паттернов социального управления: социально-эпистемологический анализ // Наука и социальные технологии. – М.: ИФ РАН, 2011. С. 54–72
  4. Окара А.Н. Идеология солидаризма как инструмент сборки новых социальных субъектов // Рефлексивные процессы и управление – М.:«Когито-Центр», 2013, С.295–298
  5. Кокошин А.А. О стратегическом планировании в политике М.:КомКнига, 2007. – 224 с.
  6. Кокошин А.А. О системном и ментальном подходах к мирополитическим исследованиям. М.: ЛЕНАНД, 2008.
  7. Зотов О.В.   А.Е. Снесарев – полководец, ученый, философ (жизнь, деятельность, заслуги, наследие)
    [Электронный ресурс] URL: a-e-snesarev.ru/zotov1.html
  8. Ярославцева Е.И. Культура как синергийный эффект деятельности человека.// Сб. тезисов III Российского культурологического конгресса «В пространстве традиций и инноваций». – СПб.: «Эйдос», 2010 С.405–406.

  Виньетка

Наверх  |  На главную |  О Снесареве

Снесарев А.Е.