Сайт, посвященный Андрею Евгеньевичу Снесареву

Сайт, посвященный геополитику-востоковеду генералу Андрею Евгеньевичу Снесареву

 

Новости сайта А.Е. Снесарева

Биография А.Е. Снесарева

Награды А.Е. Снесарева

Труды А.Е. Снесарева

Фотоальбом А.Е. Снесарева

Статьи об А.Е. Снесареве

Документы, касающиеся А.Е. Снесарева

Вопросы

Гостевая книга сайта А.Е. Снесарева

Наши контакты

Наш баннер

Наши друзья

Рейтинг@Mail.ru

Виньетка          

         Статьи об А.Е. Снесареве

      Взгляды А.Е. Снесарева
по вопросам воспитания военнослужащих


         В декабре 2007 года минуло 142 года со дня рождения широко-известного в научных кругах отечественного генерала и профессора Андрея Евгеньевича Снесарева[1]. К сожалению, известность к нему пришла по прошествии более полувека со дня его смерти. Да и то здесь нужно отдать должное его ближайшим родственникам, которые в течении многих десятилетий добивались реабилитации честного имени А.Е. Снесарева, а затем еще несколько десятилетий ушло на то, что бы некоторые из его трудов были изданы и нашли своего читателя. Философия, иностранные языки, математика, политология, востоковедение, геополитика, история войн и военного искусства, стратегия и тактика – вот далеко не все отрасли науки, которые изучал и касался многообразный талант этого человека. Будучи человеком военным не оставался он в стороне и от таких наук как педагогика и психология, которые необходимо знать и правильно применять каждому командиру и начальнику.
         А.Е. Снесарев на протяжении всей своей жизни провел большую педагогическую работу: от отдельных уроков на дому в студенческий период жизни до руководства крупными высшими учебными заведениями как гражданскими, так и военными, от преподавателя математики в кадетском корпусе и командира роты до профессора ряда высших учебных заведений и командующего округом. Он стремился передать все свои научные знания и богатый опыт педагога и воспитателя своим ученикам. Многих своих учеников он увлекал своими интересными лекциями и докладами, личным примером. А.Е. Снесарев увлекал их так, что в последствии они так же посвящали свою жизнь той науке, которую раскрывал для них Андрей Евгеньевич.
         Большую часть жизни А.Е. Снесарев посвятил защите своей Отчизны – службе в армии. Поэтому основные его педагогические труды посвящены вопросам военной педагогики и психологии.
         А.Е. Снесарев не был специалистом-психологом в узком понимании этого слова. Поэтому в его трудах не следует искать систематизированного изложения проблем военной психологии. В его трудах нет упоминания о психологии как науке, но все его произведения не только посвященные проблемам обучения и воспитания, но и исторические, и географические – о проблемах народонаселения, проникнуты глубоким психологизмом, стремлением познать человека как личность во всем ее многообразии. Это наложило специфический отпечаток и на всю его практическую деятельность. Можно даже утверждать, что необходимость длительное время работать среди населения средневосточных государств с их своеобразным бытом, нравами, обычаями, темпераментом и складом характера и выработала у А.Е. Снесарева индивидуальный подход к каждому народу и любому его представителю. С другой стороны, гуманизм и демократизм А.Е. Снесарева обеспечили ему успех в научном подходе к руководству войсками и учебными заведениями, открыли пути к солдатскому сердцу, сделали доступным и понятным мир народных масс. Военно-психологические и педагогические взгляды А.Е. Снесарева формировались в период его учебы в военном училище, академии, службе на различных должностях в Русской армии, а так же подъема революционного движения в России, вызванного первой русской революцией 1905–1907 гг. Постоянное общение с солдатами русской армии, многочисленные наблюдения и анализ происходившего на его глазах разложения русской армии в период первой русской революции – все это явилось источником для глубоких обобщений и выводов о солдате как представителе русского народа, его духовном мире и путях боевой подготовки войск.
         Из трудов А.Е. Снесарева в дореволюционный период видно, что он придавал большое значение моральному духу армии. Однако в этот период он рассматривал его как качество чисто военное, кастовое, не связывал его с моральным духом всего населения и политической организацией общества. Он рассматривал группу факторов, влияющих на моральный дух армии, способных оказать положительное или отрицательное психологическое влияние на боеспособность армии.
         Впоследствии, находясь постоянно на фронте первой мировой войны, часто общаясь с солдатскими массами, наблюдая разложение царской армии, А.Е. Снесарев приходит к выводу, что моральный дух армии нельзя рассматривать независимо от морально-психологического состояния всего населения страны. «Можно ли возражать против того, – пишет он, – что, когда вместо небольшой армии борется весь народ: от крестьянина за плугом или рабочего за станком до солдата, сидящего в окопах, когда роковое дыхание войны проникает всю страну от старика до ребенка, что психология такой необъятной войны окажется, прежде всего, и главным образом в основных особенностях общенародной психологией...»[2], таким образом, он подчеркивает, что боевой дух армии – это не есть что-то обособленное.
         Он пишет, что влияние современного человека на войну, как индивидуальное, так и особенно массовое, теперь стало гораздо более сильным, чем было прежде. Поэтому, готовясь к современной войне, «человеком надо заниматься серьезно, проникновенно и всесторонне, думая о тех мотивах, которые могут еще императивно повести человека на войну и окрылят его на подвиги и самопожертвование, думая об его духовной организации, его нервной системе и пределах ее упругости, думая о том человеке, который остался в тылу, который, идя за плугом в поле или работая за станком на фабрике, несет на плечах ту же боевую ношу, как и его соратник в далеких сырых окопах»[3]. Таким образом, показывая, что состояние и характер вооруженных сил находятся в неразрывной связи с политическим устройством государства.
         Говоря, в связи с изменившимся характером войны, о возрастании роли человека в вооруженной борьбе, он пишет, что в настоящее время особенно необходимо считаться с его психикой, нервами, усталостью. По его мнению: «тактика с ее центральным эпизодом – боем всегда была и будет ареной чувств – страха, любви, гнева, ненависти, радости, печали, стыда... всегда останется величайшей драмой, где борются чувства человеческие по преимуществу, всегда является психологическим полем, на котором сердце человеческое будет отправной точкой. Жизнь человеческая – вот та страшная ставка, которая ставится на войне на каждом шагу. И людская кровь, проливаемая на войне потоками, делает ее еще более грозной, еще более сложной»[4]. Из этого он делает вывод о необходимости возможно более широкой и всесторонней подготовки личного состава армии и всего населения государства к войне.
         В морально-психологической подготовке армии к войне и бою, А.Е. Снесарев придает большое значение изучению общего нравственного и морального уклада народа, а именно: религии, национальных черт, быта, характера, т.е. того, что мы называем общественной психологией. Основной целью психологической подготовки А.Е. Снесарев считал снижение степени воздействия на психику человека различных раздражителей, имеющих место в современном бою, которые вызывают у воинов чувства боязни, угнетения, страха. Этой же цели должно способствовать воспитание у воинов высоких морально-боевых и психологических качеств.
         Он правильно считал, что предвидение будущих событий является сутью психологической подготовки войск. Поэтому он ратовал за систематическое изучение военной истории, и, прежде всего за конкретное изучение боя. Причем дело изучения боевых действий должно быть, по его мнению, поставлено так, чтобы человек ярко переживал, чувствовал всеми органами своего восприятия то, что происходит в действительности во время боя. И в этой работе, считал А.Е. Снесарев, почетное место принадлежит всяческим описаниям, мемуарам и вообще рассказам о пережитых войнах и боевых событиях. Эти источники наиболее полно передают обстановку, складывающуюся на поле боя и воздействующую на психику человека, а также чувства, переживания участников этих событий. А это помогает представить бой таким, каким он есть или будет, представить как в смысле боевой деятельности, так и в смысле воздействия на психику, и соответствующей этому работой психологически подготовить солдат и офицеров к действиям в боевой обстановке.
         Большое место в работах А.Е. Снесарева занимает вопрос о панике и способах борьбы с ней. В современном бою значительно возросло количество факторов, различных раздражителей, действующих на психику солдата, пишет он в своих статьях. К этим раздражителям он, прежде всего, относит качественные изменения и количественный рост огневой мощи оружия, все возрастающее количество техники, участвующей в бою, разрушительный, уничтожающий характер современного боя, возросшую, поэтому опасность для человеческой жизни. Кроме этого подчеркивает «удручающее психическое значение» того момента, когда человек на поле боя очень часто пространственно разъединен с товарищами, одинок. В этих условиях «паника, казалось бы, должна висеть над людьми как неминуемая угроза. А тактика с далеких времен и у всех народов выдвинула закон: «кто испугался – тот разбит»[5]. Однако боевая история учит, что паника сопутствует далеко не всякому бою.
         В своих трудах А.Е. Снесарев наметил некоторые способы и средства борьбы с паникой. Особое значение он придавал тем из них, которые воспитывают у солдата чувство уверенности в победе и готовности к бою. К ним относятся: воспитание у воинов чувства воинского долга и высокой ответственности перед Родиной, сознательного отношения к исполнению своего долга и поддержанию высокой воинской дисциплины, чувства коллективизма и взаимной выручки. Он подчеркивал, что военное дело будет спориться лишь тогда, когда все работают дружно, усердно и как один, своими действиями и усилиями преследуя достижение общей цели. «Только такой общий труд – одного за всех и всех за одного – дает на войне успех и победу». Поэтому и уставы наши, писал он, должны «проповедовать боевое содружество, выручку друга, самопожертвование...»[6].
         Понимая, что в деле борьбы с чувством растерянности, страха, паникой большое значение имеют знания о предстоящих событиях, А.Е. Снесарев указывал на необходимость постоянного и тщательного изучения действий частей и подразделений на поле боя, систематической тренировки солдат в составе подразделений и частей на полевых учениях, в обстановке, приближенной к боевой. Поле боя, писал он, «должно быть изучаемо с возможной тщательностью. Эту тщательность можно уподобить той усвояемости, которая из поля делает личный общий дом, где все известно до мелочей, где вырабатывается общая связанность людей, общий навык работать дружно, взаимно ориентируя и взаимно помогая друг другу... В результате частой посещаемости боевого поля, хотя и несущей с собой угрозу, получается привычка, какая-то самоуверенность, чувство господства над полем состязания. А подобное чувство, вообще ценное. На поле сражения, может оказаться якорем спасения в минуты разгара боя»[7]. Здесь А.Е. Снесарев указывает на значение боевого опыта в борьбе с чувством страха. Обучение приемам и способам ведения боя, привитие тактико-технических навыков должны сочетаться с воспитанием воли к борьбе и уверенности в конечном успехе[8].
         В повседневной деятельности войск должна вестись борьба со «строевой торопливостью» как причиной, вызывающей у солдат и офицеров привычку к действиям и актам, не предусмотренным ясными решениями и не проверенным холодным разумом, т.е. к актам безвольным и суетливым, «к всячески бессознательно-нервным действиям, венцом которых в военное время становится паника»[9]. Одним из способов борьбы с паникой А.Е. Снесарев считал пространственное сближение с противником, постоянное и достоверное осведомление частей о его составе, действиях и намерениях. Он утверждал, что в деле борьбы с паникой имеют большое значение создание стремительного наступательного порыва, безостановочная, проходящая в высоком темпе атака переднего края обороны противника и стремительное наступление в глубине обороны. В своих трудах он писал, что еще в мирное время войска должны воспитываться в духе высокой боевой активности, «наступательного огня, тушить который опасно и которым должна быть согрета всякая армия, идущая на кровавые поля, если она хочет победить»[10].
         Велика роль командира в бою, но «основная задача начальника, – пишет А.Е. Снесарев, – всегда и при всех случаях должна сводиться к тому, чтобы психически внушить своим людям мысль о своей силе и о том, что они врага одолеют. В сознании каждого, даже самого скромного члена боевой семьи, должна крепнуть мысль, что он сильнее противника, что он его изничтожит». Он подчеркивает, что нахождение командира среди солдат на поле боя «еще более важно в современные боевые дни, когда людям придется кипеть в огневом котле и когда они чаще почувствуют себя одинокими и потерянными, у порога паники». Важно «видеть чаще высокого начальника и сознавать, что он с ними, что в этой губительной каше, где все порой сбивается с толку и люди теряют остатки разума, он один их не покинет, ведет свою надежную линию, он – один, который так много знает и так много пережил»[11].
         Награды и воинские звания, полученные А.Е. Снесаревым за личную храбрость и умелое руководство частями в бою говорят о том, что он не только теоретически разработал некоторые вопросы возникновения паники и способы борьбы с ней, но и практически развил их в своей научно-педагогической деятельности. Он сделал это, исходя из знания психологии солдат, особенностей психической деятельности человека.
         А.Е. Снесарев считал также, что для предотвращения паники необходимо принимать такие меры, которые, снижая непосредственную угрозу смерти человека в бою, положительно воздействовали бы на психику солдата. К ним он относил укрытие человека за броней боевых машин или в оборонительных сооружениях, оборудование различных убежищ, укрытий и т. п., а также привитие солдатам навыка маскировки на поле боя и использования защитных свойств местности. «Всякий участник боя, – писал он, – должен психически быть поддержан надеждой, что угроза смерти от него хотя бы несколько отодвинута, если она не может быть совершенно устранена. А для этого на современном боевом поле он должен быть в меру возможности прикрыт или замаскирован»[12]. Одним из средств борьбы с паникой является наличие в боевых порядках подразделений различной боевой техники. А.Е. Снесарев считал, что вопросы военной психологии и педагогики должны учитываться и при создании различных уставов и наставлений, определяющих жизнь, быт и боевую деятельность войск. Устав должен учитывать такие факторы, как общественный и государственный строй страны, экономика, международное положение страны. Кроме того, и в первую очередь он «должен соответствовать особенностям и численности народа»[13]. Полевой устав, писал он, есть воспитательная книга армии, поэтому он должен воспитывать, настраивать, будить нужные чувства. Устав, по его мнению, должен прививать любовь к военному делу, подчеркивать красочность последнего как наивысшей ступени человеческого подвига вообще. Вместе с тем, устав должен иметь силу и форму воинского закона, он не должен уговаривать исполнителя, ибо уговоры вызывают «рассудливость исполнителя, а за этой рассудливостью как психологическое последствие» идет «критиканство»[14].
         А.Е. Снесарев указывал также, что «главы устава, в которых излагаются характер и способы ведения боя, должны быть изложены так, чтобы они «подпирали» изучающего устав «мотивировкой», изображением той последовательности в мышлении, которая потом сыграет в действительности свою роль как усвоенный навык, это даст возможность легче запомнить уставные данные о бое.
         «Война – грозное и строгое дело...» – писал А.Е. Снесарев. «Жизнь человеческая – вот та страшная ставка, которая ставится на войне на каждом шагу. И людская кровь, проливаемая на войне потоками, делает ее еще более грозной, еще более сложной... Тут нельзя работать небрежно, что-либо забыть, чего-либо не понять, сделать раньше или позднее, чем нужно, исполнить что-либо наполовину. Во всяком другом деле это еще можно, еще терпимо, в военном деле ошибки быть не должно, не должно быть неясности или нерадения, не может быть исполнения как-нибудь. Иначе льется кровь, иначе много будет лишних страданий для семьи, родных, иначе много горя падет на плечи своей страны, много будет потеряно»[15].
         В заключение следует отметить, что теоретические воззрения А.Е. Снесарева не потеряли своей актуальности и в свете сегодняшнего дня. Творческое применение его рекомендаций по вопросам обучения и воспитания военнослужащих и их морально-психологической подготовки позволяет внести существенный вклад в процесс подготовки к боевым действиям.

Юрий Михалев,
кандидат политических наук,
майор.

  Виньетка

Виньетка

Виньетка

        Примечания

[1] Андрей Евгеньевич Снесарев родился 1 декабря (по старому стилю) 1865 г. в слободе Старая Калитва Воронежской губернии в семье священника. После окончания Московского университета в 1888 г. поступил на военную службу, в 1899 г. окончил Николаевскую военную академию. В 1899-1904 гг. служил в войсках в Туркестане, в 1904-1910 гг. – в третьем обер-квартирмейстерстве Главного управления Генерального штаба. В 1910-1918 гг. служил в войсках на должностях командира полка, начальника штаба и командира дивизии. В 1918 г. вступил в Красную Армию и был направлен военным руководителем Северо-Кавказского окружного комиссариата по военным делам, затем назначен на должность начальника обороны Западного района. В 1919-1921 гг. – начальник Академии Генерального штаба, в 1922 г. – главный руководитель Восточного отделения. В 1921 г. был открыт Институт востоковедения, А.Е. Снесарев стал первым ректором института, возглавлял в нем среднеазиатскую специальность, кафедру Индии и Афганистана, с 1926 г. стал его военным руководителем и профессором. 27 января 1930 г. арестован, освобожден 26 сентября 1934 «условно-досрочно, по состоянию здоровья». Умер 4 декабря 1937 г. Реабилитирован в 1958 г. «за отсутствием состава преступления».

[2] Андрей Евгеньевич Снесарев // Смирнов Д.Л. Психологические и педагогические взгляды Профессора А.Е. Снесарева. М., Наука, – 1973. – С.57.

[3] Предисловие А.Е. Снесарева к кн.: Кюльман, Курс общей тактики, М., – 1923. – С.7.

[4] Военная мысль и революция. 1924. – кн. 2. – С.282.

[5] Снесарев А. Е. Огневая тактика, рукопись, личный архив Снесаревой Е.А.

[6] Снесарев А.Е. Для чего нужна дисциплина и знание уставов Красной Армии, рукопись, личный архив Снесаревой Е.А.

[7] Снесарев А. Е. Огневая тактика, рукопись, личный архив Снесаревой Е.А.

[8] См.: Снесарев А.Е. Существо и техника военного дела в процессе преподавания ВДП в гражданских вузах. Тезисы доклада, рукопись, личный архив Снесаревой Е.А.

[9] Снесарев А. Е. Строевая торопливость // Русский инвалид, 1911. – № 248.

[10] Предисловие Снесарева А.Е. к кн.: Кюльман, Курс общей тактики, М., 1923. – С.5.

[11] Снесарев А. Е. Огневая тактика, рукопись, личный архив Снесаревой Е.А.

[12] Снесарев А. Е. Огневая тактика, рукопись, личный архив Снесаревой Е.А.

[13] Снесарев А.Е. Наш Полевой устав на фоне зарубежных уставов, рукопись, личный архив Снесаревой Е.А.

[14] См.: Андрей Евгеньевич Снесарев // Смирнов Д.Л. Психологические и педагогические взгляды Профессора А.Е. Снесарева. М., Наука, – 1973. – С.63.

[15] Снесарев А.Е. Для чего нужна дисциплина и знание уставов Красной Армии, рукопись, личный архив Снесаревой Е.А.
        

  Виньетка

Наверх  |  На главную |  О Снесареве

Снесарев А.Е.