Сайт, посвященный Андрею Евгеньевичу Снесареву

Сайт, посвященный геополитику-востоковеду генералу Андрею Евгеньевичу Снесареву

 

Новости сайта А.Е. Снесарева

Биография А.Е. Снесарева

Награды А.Е. Снесарева

Труды А.Е. Снесарева

Фотоальбом А.Е. Снесарева

Статьи об А.Е. Снесареве

Документы, касающиеся А.Е. Снесарева

Вопросы

Гостевая книга сайта А.Е. Снесарева

Наши контакты

Наш баннер

Наши друзья

Рейтинг@Mail.ru

Виньетка          

         Статьи об А.Е. Снесареве

А.А. Снесарев и А.А. Брусилов.
Два полководца.
Их взаимоотношения и судьбы.

  Доклад Капитана 1 ранга в отставке
Руденко Геннадия Николаевича
на научной конференции
Академии Генерального штаба ВС РФ,
посвященной 90-летию окончания 1 мировой войны,
22. 12.2004 года

 
      Прежде, чем говорить о взаимоотношениях А.Е.  Снесарева и А.А. Брусилова, необходимо отметить, что в их судьбах и биографии было немало похожего.  По происхождению они оба были выходцами хотя из различных, но в общем небогатых сословий: А.А.  Брусилов из потомственной семьи военных, А.Е. Снесарев – из семьи священника. Оба имели склонность к овладению иностранными языками, но тут А.Е. Снесарев имел преимущество: в зрелые годы он владел  от 12 до 14 языками. А.А. Брусилов еще в детстве овладел немецким, английским и французским языками. Оба перешли на сторону советской власти и вступили в Красную Армию. Оба проявили личную храбрость в боях Первой мировой войны и были отмечены высокими наградами.
      Характер взаимоотношений двух выдающихся военачальников – А.А Брусилова (1853–1926) и А.Е. Снесарева (1865–1930)  можно разделить на 2 периода.
      1-й период – до начала и во время 1-й мировой войны
      2-й период-период советской власти до кончины А.А. Брусилова в 1926 году.
      В первый период – это взаимоотношения сугубо официальные, взаимоотношения  начальника и подчиненного. Да и вряд ли они по ряду причин в  то время могли быть иными.
      Во-первых, А.А. Брусилов был на 12 лет старше по возрасту.
      Во-вторых, А.А. Брусилов в первый период был значительно выше по воинскому званию и служебному положению. Однако оценка деятельности А.А. Брусилова в дневниках и письмах А.Е Снесарева, особенно в период 1916–1917 г.г. имеется, на чем мы остановимся ниже.
      Пока в литературе, а также в дневниках и воспоминаниях не удалось установить точную дату их  личного знакомства. Однако,  учитывая то, что А.Е. Снесарев с октября 1904 года  проходит службу в Генеральном штабе, кроме того, преподает военную географию в Академии ГШ и в юнкерских училищах Петербурга  и с 1903 года является  автором нескольких книг (двухтомная монография  «Североиндийский театр»,  1903 г.,  «Восточная Бухара», «Индия, как главный фактор в среднеазиатском вопросе» – обе вышли в 1906 году в Петербурге) позволяют предполагать, что начальник Офицерской  кавалерийской школы генерал-майор  А.А. Брусилов в эти годы (1904–1906) мог слышать об А.Е. Снесареве и быть знакомым с его  первыми трудами.
      И уже более точнее можно сказать о  знакомстве с 1913 года, когда  А.Е. Снесарев был  начальником штаба 2-й сводной казачьей дивизии, входившей в состав 12-го армейского корпуса командиром был А.А. Брусилов. В этот предвоенный год генерал А. Брусилов, давая заключение на аттестацию полковника А. Снесарева, отозвался о нем как склонном скорее к научной  деятельности, чем к командирской. Но с первых месяцев войны мнение А.А. Брусилова изменилось.
19 июля (1 августа) 1914 года кайзеровская армия объявила войну России. Через два дня началось нападение немцев на Бельгию и Францию, а еще через день  в войну вступила Англия. Началась Первая мировая  война.
      5 (18) августа 8 армия под командованием  только что назначенного генерала Брусилова  начала продвижение  к государственной границе на реке Збручь. В первый же день продвижения к границе австрийская кавалерийская дивизия на левом фланге армии у Городка (Подольского) атаковала 2-ю сводную казачью дивизию, начальником штаба которой был А.ЕН Снесарев. Дивизия храбро и умело защищалась. Вот описание этого боя, данное его участником: « В начале четвертого часа, когда артиллерийский, ружейный и пулеметный огонь противника достиг наивысшего напряжения, со стороны леса показались разомкнутые австрийские конные части, идущие в атаку на м. Городок…В полном порядке, отчетливо вырисовываясь на фоне желтого поля синими и красными чакчирами, стройными разомкнутыми линиями, одна за другой приближались венгерские гусары к нашим пехотным позициям… Приблизительно на глаз можно было определить, что шла в таку конная часть, силою около бригады. Наша пехота молчала... Расстояние становилось все меньше и меньше, австрийцы приближались, сохраняя полный порядок. Артиллерия  противника и его спешенные части поддерживали атаку, обстреливая интенсивным огнем наши пехотные позиции. Подпусти гусар примерно на 70–800 шагов, стрелки и замосцы (солдаты 60-го пехотного Замосцского полка) по всему фронту открыли пушечный и пулеметный огонь. Стали падать всадники   и лошади, стройность и порядок сразу нарушились. Неся большие потери, первые линии не выдерживают  нашего огня; в беспорядке группами сворачивают вправо, подставляя себя фланговому огню нашей конно-пулеметной команды, и, наконец, остатки ее поворачивают обратно.  Несколько лошадей без всадников доскакивают до самых окопов пехоты. Следующие линии, попав под огонь, теряют порядок, несут потери и также поворачивают назад. . Все поле покрывается скачущими всадниками, спешащими выйти из сферы огня. Наша пехота и артиллерия преследуют их метким огнем. Еще несколько мгновений, и остатки венгерской конницы скрываются из виду за складками местности, и только разбросанные по полю, в одиночку и группами, многочисленные тела убитых и раненых гусар и лошадей свидетельствуют о разыгравшемся здесь только что жестоком бое».
      Будучи начальником штаба 2-й Казачьей дивизии, А.Е. Снесарев участвовал  и в целом ряде других, не менее ожесточенных боях (у Бучача, Гуняшина, Черткова, Монастырки, Стыря, Миколаева, Гнилая Липа,у Садовой Вишни, Самбора, Турки, перевала Ужок и во многих других  пунктах Венгрии. Командующий 8 армией генерал .А.А. Брусилов уже тогда по достоинству оценил  личную храбрость и военные успехи А.Е. Снесарева и представил его к боевым наградам. За бой под Бучачем 10 августа 1914 года А.Е. Снесарев был награжден орденом Владимира 3-й степени с мечами, а за взятие перевала Ужок получил Высочайшее благоволение.
      Не менее отважно сражался 133-й Симферопольский полк, которым командовал А.Е. Снесарев с 3 октября 1914 года по 4 августа 1915 года. Это было, повидимому, известно и царю Николаю II. Об этом свидетельствует то, что в письме жене от 26 ноября 1914 года А.Е.Снесарев пишет: «Вчера … от Наследника Цесаревича пришли подарки, которые были переданы через генерала Брусилова; так как одну из этих партий он направил раньше других в мой полк, мне дали понять, чтобы я поблагодарил его…Тогда я протелеграфировал (далее идет текст телеграммы на имя генерала Брусилова). За бои с полком  А. Е. Снесарев получил чин генерал-майора и был награжден Георгиевским оружием (приказ по 8-й армии от 26.11. 1914 г., а Высочайший приказ от 24.2. 1915г.)
      В декабре 1915 года А.Е. Снесарев назначается  начальником штаба 12 пехотной дивизии в составе  9 армии  и на время выходит из подчинения А.А. Брусилова. В этой должности он участвует в знаменитом Луцком прорыве (22.5 (4.9.–31.7 (13.8.) 1916 года, когда русские войска прорвали опозиционную оборону австро-венгерских войск и заняли значительную территорию и противник потерял 1.5 миллиона человек.
      Генерал-адъютант А.А. Брусилов с 17 марта 1916 года-главнокомандующий армий Юго-Западного фронта
      С сентября 1916 года по 28 ноября 1916 года  А.Е. Снесарев командует 64-й пехотной дивизией в 18 корпусе (командующий корпусом генерал  С. С. Савич), а с 1 января назначен начальником штаба 12 армейского корпуса. Но он вновь стремится командовать дивизией. Так,  в дневнике от 12 января 1917 года, прибыв  в  г. Каменец – Подольск,  он пишет: « Узнаю, что:1) моя Анна (орден Св. Анны – Г.Р.)  прибыла 7.1, 2) что дивизия до меня не дошла, хотя Брусилов очень обо мне хорошего мнения и хотел дать дивизию…»
      В январе 1917 года А.Е. Снесарев и А.А. Брусилов одновременно награждены орденом Св. Георгия 3-й степени.
      В феврале 1917 года в России произошла буржуазно-демократическая революция. Демократически настроенный А.А. Брусилов симпатизировал левым силам  и  поддержал приход к власти Временного правительства. В мае 1917 года он был назначен  Верховным главнокомандующим русской армией, сменив на этом посту генерала Алексеева. В армии в это время кипят митинговые страсти и вместе с этим падают дисциплина и боеготовность войск. В дневнике А.Е. Снесарева сквозит беспокойство по этому поводу и звучит критика А. А. Брусилова.  Так, 25 марта 1917 года (Тысмяница) он записывает: «А генерал А.А. Брусилов доносит А. И. Гучкову (военный и морской министр Временного правительства), что на военном совете Юго-Западного фронта единогласно установлено, что Армия находится в состоянии полной боевой готовности! Настроение войск прекрасное… Войска не дождутся, когда выйдет приказ о наступлении… Каков этот вчерашний социал-демократ, а позавчерашний военный автократ! Воспитанный в конюшне Великого князя  Николая Николаевича и пропитанный духом подхалимства, он пополз теперь животом пред  M-me Революция!»
      А.Е. Снесарев 7 апреля 1917 года назначен начальником 159-пехотной дивизии в составе 7 армии.
      Между тем, А.А. Брусилов оказался в сложнейшем положении. С одной стороны, он стоял по-прежнему за продолжение войны до победного конца, а с другой – поддерживал проведение в армии демократизации, которая в условиях нараставшей революционной пропаганды вела к падению дисциплины и боеготовности войск.
      15 мая  1917 года А.Е. Снесарев записывает в дневнике: «Брусилов на митинге задавал вопрос – какая армия  лучше – прежняя царская или теперешняя революционная. Кричали теперешняя… Тут сквозила передержка – разумели некоторые лучший уклад жизни, а не вопрос о боеспособности. Когда Брусилов орал и махал красным флагом, повторялись голоса (кажется, и Бельковича): «Боже, зачем он это говорит». (Генерал Л.Н. Белькович – командующий 9-й армией – Г.Р.). И грустно, и смешно, и гадко! Но характерно, тот же вопрос об армиях я задал Игнату, и он не сразу и очень сдержанно ответил: «Били палкой, пороли…, расстреливали»… Я не понял тональности, но как-будто она была: «Армия-то, пожалуй, и лучше, но какою ценою это покупалось…»
      В июле 1917 года Временное правительство  отстранило от должности главнокомандующего А.А. Брусилова  и назначило на эту должность более «твердого» генерала Л. Корнилова. В августе. когда  Корнилов двинул часть войск в Петроград с целью введения режима военной диктатуры, А.А. Брусилов отказался его поддержать. 21 июля (3 августа) 1917 года он прибыл в Москву и уединился со  своей семьей в особняке на Остоженке, в доме № 4 по Мансуровскому переулку.
      Между тем, с появлением во главе армии «сильного» человека – Л.Корнилова буржуазия  вплотную занялась попыткой установить в стране режим открытой военной диктатуры. Наступление контрреволюции должно было узаконить Государственное совещание, назначенное правительством на 12 (25) августа в «спокойной» Москве, подальше от Петрограда. Контрреволюционеры намеревались привлечь на свою сторону А.А. Брусилова – его имя по-прежнему много значило. В их планах было предложить Брусилову  возглавить  переворот, и для этого к нему  была снаряжена делегация. Выслушав их, Брусилов сказал: « Вы не первые ко мне с таким предложением, но должен вам сказать,как всем нашим предшественникам, что  почитаю всю эту затею авантюрой, во главе которой я, генерал Брусилов стоять не намерен… Советую вам, господа офицеры, успокоиться. Существует правительство, которое стоит на страже гсударства». Как видим, интересы государства А.А. Брусилов ставил выше личных обид.
      А.Е. Снесарев  продолжал в это время сражаться на фронтах 1-й мировой войны. С 1 января 1917 года он – начальник штаба 12 армейского корпуса, с 7 апреля – начальник 159 пехотной дивизии, с 16 сентября 1917 года – командир 9-го армейского корпуса. 18 сентября 1917 года  А. Е. Снесарев произведен в генерал-лейтенанты – за бои 15–20 июля 1917 года.
      25 октября (7 ноября) 1917 года в Петрограде было свергнуто Временное правительство, свершилась Октябрьская революция.  2-й Всероссийский съезд советов в ночь с 6 на 27 октября (с 8 на 9 ноября) принял Декрет о мире, который после подписания председателем СНК В.И. Лениным стал законом. Новое правительство России предложило народам и правительствам всех воюющих государств начать немедленные переговоры о прекращении войны и заключении справедливого демократического мира.
      12 ноября  1917 года А.Е. Снесарев отбыл с фронта в долгосрочный отпуск и больше на фронт не возвращался. Он с семьей уезжает к сестре  в г. Острогожск  Воронежской губернии, где до мая 1918 года работает учителем.
      В мае 1918 года его вызывают в Москву и назначаю Военным руководителем Северо-Кавказского окружного Комиссариата по военным делам.
      Несколько позже, в 1920 году, был востребован советской властью и А.А. Брусилов. Дело в том, что при обстреле штаба Московского военного округа красногвардейцами мортирный снаряд попал в дом Брусиловых, и он был тяжело ранен: осколки снаряда в нескольких местах перебили  ему правую ногу. На долгие восемь месяцев А.А. Брусилов оказался прикованным к больничной койке в клинике. «Моя первая в жизни огнестрельная рана, она получена от русского снаряда», – горько скажет А.А. Брусилов после  ранения.
      1 мая 1920 года после начала Польской компании, Брусилов прислал начальнику Всероглавштаба Н.И. Раттэлю письмо со взглядами  на  этот военный конфликт. Тот сообщил о письме А.А. Брусилова руководителю РВС Л.Д. Троцкому, и уже 2 мая в газетах было опубликовано это письмо и приказ о создании во главе с А.А. Брусиловым  Особого совещания при главнокомандующем. Вооруженных сил республики. И в дальнейшем он занимал официальные посты в Красной Армии: председатель комиссии по допризывной кавалерийской подготовке, главный  военный инспектор коннозаводства и коневодства (1921–1923 г.г.), инспектор кавалерии РККА (1923–1924 г.г.), далее  с 1924 года – в Реввоенсовете СССР.
      В июне 1919 года прибывает  в Москву из Смоленска А.Е. Снесарев, назначенный начальников Военной академии Генерального штаба. Начинается 2-й этап их взаимоотношений с А.А. Брусиловым. В этот период с 1919 года   и до самой кончины А. А. Брусилова  в 1926 году их отношения можно назвать теплыми и даже дружественными. Дочь А.Е. Снесарева – Е.А. Снесарева вспоминала, что А.А. Брусилов  нередко бывал в их доме, и они вспоминали эпизоды боевых действий во время 1-й мировой войны, говорили и  о насущных  военных проблемах того времени, в частности восстановления поголовья лошадей  в стране и т.д.
      В эти годы получили распространение встречи  участников первой мировой войны, награжденных орденами Святого Георгия – георгиевских кавалеров. Первый из таких вечеров состоялся 26 ноября 1922 года в день праздника Святого Георгия  на квартире у отъезжавшего в Эстонию бывшего генерала Д.К. Лебедева. На нем присутствовал А.Е. Снесарев, а также другой преподаватель Венной академии РККА  А.А. Свечин и другие.
      Идея проведения подобных собраний, возможно прижилась, и в 1924 году вечер георгиевских кавалеров организовал у себя на дому уже к тому времени начальник отделения Военной академии А.Е. Снесарев. Почетным гостем на вечере  был и  А.А. Брусилов, имевший такой же комплект георгиевских наград, как и А.Е. Снесарев.
Вечер 1925 года был организован также на квартире А.Е. Снесарева. Присутствовали те же люди, не хватало лишь больного А.А. Брусилова. А.Е. Снесарев призвал присутствующих свято хранить заветы А. А. Брусилова. Но после этого А.Е. Снесарев, похоже, охладел к Георгиевским вечерам.
      В это время раненая нога не давала  покоя А.А.  Брусилову и по ходатайству М.В. Фрунзе осенью 1925 года ему была предоставлена возможность выехать  на лечение в Карловы Вары.
      Проведенное лечение  несколько облегчило боли в ноге и по возвращении в Москву А.А. Брусилов снова приступил к работе. Много времени у него отнимало написание мемуаров.
      Между тем,  боли  в ноге у Брусилова опять усилилсь. Он стал принмать физио-терапевтические процедуры и вскоре заболел крупозным воспалением легких. А.Е. Снесарев навещал тяжело больного А.А. Брусилова и тот, по свидетельству Е.А. Снесаревой, завещал ему закончить работу над его мемуарами. 17 марта 1926 года, на 73-м году жизни А.А. Брусилов скончался от паралича сердца.
      19 марта 1926 года состоялись похороны А.А. Брусилова. На Траурном митинге на Ново-девичьем кладбище выступили от Реввоенсовета  Республики А.И. Егоров и С.М. Буденный, от Военной академии имени М.В. Фрунзе – Г.Д. Гай. Выступил, по свидетельству Е.А. Снесаревой, присутствовавшей на похоронах, и А.Е. Снесарев.
      К огромному сожалению, вскоре эта добрые и теплые отношения А.Е. Снесарева с  А.А. Брусиловым дорого обошлись А.Е. Снесареву: в конце 20-х годов он был объявлен «руководителем заговора генштабистов». А А.А. Брусилов – их идейным вдохновителем. Встречи георгиевских кавалеров  были также объявлены контрреволюционными.
      Время все расставило по своим местам. В середине 60х годов все несправедливые обвинения с А.Е. Снесарева были сняты. В  начале 80-х годов была издана книга С. Семанова с предисловием  заместителя министра обороны СССР, Маршала Советского Союза  Кир. Сем. Москаленко, характеризующая А.А. Брусилова как выдающегося полководца, единственного военачальника Первой мировой войны, которому удалось добиться прорыва мощной обороны и выйти из позиционного тупика.
      Работы  последних лет  также высоко оценивают полководческое искусство  А.А. Брусилова.
      Свидетельством  непреходящего значения для военной теории и практики научных трудов и умелого руководства войсковыми соединениями и объединениями А.Е. Снесарева в годы войны является данная научно-практическая конференция и прозвучавшие на ней доклады.

  

12 декабря 2004 года,

     г. Москва

Капитан 1 ранга в отставке

Г.Н. Руденко

Виньетка

Литература

  1. С. Семанов. «Брусилов». – Москва, Молодая гвардия. 1980 г.
  2. Военно-исторический журнал №1, 2000 г.
  3. «Применение ВМФ России» (журнал «Военная мысль» № 6, 2004 г.).
  4. Послужной список Снесарева А. Е. Дело № 326–550 и № 338–604 ЦГВИА СССР.
  5. Письма и дневники А.Е Снесарева.

Виньетка

Наверх  |  На главную |  О Снесареве

Снесарев А.Е.