Сайт, посвященный Андрею Евгеньевичу Снесареву

Сайт, посвященный геополитику-востоковеду генералу Андрею Евгеньевичу Снесареву

 

Новости сайта А.Е. Снесарева

Биография А.Е. Снесарева

Награды А.Е. Снесарева

Труды А.Е. Снесарева

Фотоальбом А.Е. Снесарева

Статьи об А.Е. Снесареве

Документы, касающиеся А.Е. Снесарева

Вопросы

Гостевая книга сайта А.Е. Снесарева

Наши контакты

Наш баннер

Наши друзья

Рейтинг@Mail.ru

Виньетка          

          Статьи об А.Е.Снесареве

          А.Е. Снесарев как географ

         В среде ученых имя известного востоковеда и военного географа А. Е. Снесарева всегда высоко ценилось. Ни одно серьезное исследование по Среднему Востоку и Индии не обходилось и не обходится без ссылок на его обстоятельные работы. Формирование А. Е. Снесарева как военного географа началось во время его обучения в Академии Генерального штаба в С-Петербурге (1896–1899), где в то время появился большой интерес к изучению и военно-географическому описанию театров военных действий. А. Е. Снесарев пришел в академию с солидной общеобразовательной подготовкой и достаточным практическим опытом, прослужив 7 лет в пехотном полку. В 23 года он окончил математическое отделение Московского университета и блестяще защитил дипломную работу о бесконечно малых величинах; хорошо владел английским, немецким и французским языками, а впоследствии изучил целый ряд восточных языков (хинди, урду, пушту, фарси, узбекский и др.).
         Сочетание математической, в частности статистической, подготовки, солидной лингвистической базы и практической военной службы с военно-географическим интересом дало прекрасные результаты. Наиболее плодотворными в жизни А. Е. Снесарева как военного географа были 1899–1909 гг. Военная экспансия Великобритании на Среднем Востоке серьезно беспокоила Россию. И не удивительно, что по прибытии капитана Снесарева в Ташкент, куда он был направлен после окончания академии, ему и полковнику Полозову было поручено произвести рекогносцировочное обследование высокогорного района на «стыке трех империй» (Китай, Британия, Россия). Более года они провели в этой трудной экспедиции. Личное знакомство А. Е. Снесарева с русским и зарубежным Памиром и Северной Индией, скрупулезный сбор и анализ литературного материала (в том числе в течение трех месяцев в Британском музе) позволили ему в эти годы создать несколько крупных военно-географических произведений. Среди них в первую очередь заслуживают внимания двухтомная монография «Северо-индийский театр», «Памиры», «Восточная Бухара», «Индия, как главный фактор в среднеазиатском вопросе», «Военная география России», часть общая, а также ряд статей, опубликованных в сборниках «Сведения, касающиеся сопредельных с Туркестанским военным округом стран».
         По своей специфике военная география является более комплексной, чем география гражданская (научная или прикладная). Военный географ должен быть в равной мере и физико-географом (т. е. уметь оценить с военной точки зрения характер поверхности, климатические условия, водные ресурсы, преграды, почвенно-растительный покров, животный мир), и эконом-географом (охарактеризовать население и хозяйство, людской и экономический потенциал, транспортные возможности), и социологом, и этнографом, и, разумеется, весьма компетентным военным· специалистом.
         В процессе создания книги «Северо-индийский театр» А. Е. Снесарев основательно изучает географию, экономику, историю и политику Британской Индии, языки, религиозные воззрения, обычаи и нравы населения и состояние англо-индийской армии. Все эти аспекты в той или иной степени нашли отражение в этой работе. Первый том этой монографии посвящен описанию и оценке поверхности Северной Индии и Памира (последний рассматривается автором как подступ к индийскому театру), климата, водных ресурсов и народонаселения. При орографическом описании автор делает обширные экскурсы в историю, особенно если дело касается топонимики, проходимости перевалов или форсирования рек вброд. В разделе «Народонаселение» особый акцент сделан па этно-лингвистическую характеристику, политические настроения и боевые качества отдельных племен и народностей. Во втором томе дается региональное описание Дардистана, Ладакха, Балтистана и особенно детально Кашмира. Характеристика последнего представляет целенаправленный сгусток фактов и мыслей «от геологи до идеологи» (выражение Н. Н. Баранского). Конечно, далеко не все вопросы освещаются из первоисточников. Автор широко использовал хорошую обзорную работу У. Лоуренса «The Vаl1еу of Kashmir» (Lоndоn, 1895), другие источники, а также много ярких фактов и мыслей в связи с его собственными наблюдениями.
         Опираясь на общую характеристику отдельных компонентов военного театра, в региональной части труда автор дает военно-экономическую оценку территории, включая разработку полезных ископаемых, описывает использование растительных ресурсов, приводит список русских, местных и латинских названий наиболее распространенных и полезных видов растений, анализирует земельный фонд и перспективы его расширения (в частности, указывает на возможность использования озерных террас Кашмирской долины). Обстоятельно характеризуются земледельческие сезоны, севообороты, урожайность зерновых, огородных и садовых культур, описываются плавучие огороды на озере Дал под Сринагаром, животноводство, ремесла, торговля, транспорт, проходимость перевалов, доходы населения и налоги. Автор вновь возвращается к этно-демографической характеристике и заканчивает свой обзор историей Кашмира, политическими настроениями населения и состоянием вооруженных сил этого княжества.
         Описание ведется живо, реалистично и проникнуто гуманизмом. Подобной исчерпывающей характеристики этого малоизвестного отдаленного района до работы А. Е. Снесарева на русском языке не было. Она и сейчас не потеряла своей ценности для страноведов и историков.
         В 1904 г. А. Е. Снесарев переводится на службу в Управление генерал-квартирмейстера Генерального штаба в С.-Петербург, где он продолжает военно-географическое изучение Туркестанского военного округа и сопредельных с ним государств. Летняя рекогносцировка 1904 г. в Восточную Бухару дала основной материал для издания в 1906 г. новой книги – «Восточная Бухара». Она написана примерно в таком же плане, что и «Северо-индийский театр». Глубокое исследование военно-политических проблем Британской Индии позволило А. Е. Снесареву в там же 1906 г. издать другую интересную работу – «Индия, как главный фактор в среднеазиатском вопросе». Эта солидное политико-географическое исследование занимает особое место в творчестве А. Е. Снесарева. Однако разбор и оценка этой работы находятся скорее в компетенции историков.
         Серьезные публикации А. Е. Снесарева обратили на него внимание научной общественности – географов, ориенталистов, историков. Он становится членом Географического общества, признанным военным географам и востоковедом. В 1908 г. на конгрессе ориенталистов в Копенгагене он выступил по-немецки с двумя сообщениями: «Религии и обычаи горцев Западного Памира» и «Пробуждение национального самосознания в Азии». Эти доклады, особенно последний, вызвали большой интерес.
         Второй активный период в творчестве А. Е. Снесарева как крупного географа и востоковеда относится к советскому времени и охватывает годы с 1921 по 1929. Царский генерал, в то же время ученый, демократ и большой патриот, он, не колеблясь, встал на сторону Советской власти и в мае 1918 г. вступил в Красную Армию.
         В 1921 г., когда А. Е. Снесареву была 56 лет, он отходит от командирской службы и, оставаясь военным, посвящает себя в основном исследовательской и педагогической деятельности. Оставив с почетом должность начальника Академии Генштаба (которая была реорганизована в Военную академию РККА и во главе её был поставлен М.Н. Тухачевский), А. Е. Снесарев остался руководителем и профессором Восточного отделения этой академии, а с образованием Института востоковедения стал его ректорам (1921–1926). Одновременно он читал лекции по военной географии и статистике в Военной и Военно-политической академиях РККА. В связи с десятилетием РККА в 1928 г. ЦИК СССР присвоил А. Е. Снесареву одному из первых звание Героя труда за многолетнюю и полезную деятельность по строительству вооруженных сил нашей страны.
         В процессе многолетнего чтения лекций по военной географии (до революции в юнкерских училищах, а после – в Академии генштаба) А. Е. Снесаревым было создано учебное пособие «Введение в военную географию». Несмотря на то что эта работа написана боле 40 лет назад, она до сих пор не потеряла методической и исторической ценности. В этой работе Андрей Евгеньевич как географ появляется во всей широте. Ряд его мыслей вполне созвучен с нашим временем. Географический фактор, пишет А. Е. Снесарев, постоянный и неизбежный спутник армий. С развитием науки и техники связь человека с природой не ослабевает, а усиливается, ибо требуется оценить роль географического фактора не только по отношению к людям, но и к той сложной технике, которой они располагают. Появляются специализированные службы: аэрологов и синоптиков, гидрографов, топографов и геодезистов, гидрогеологов и других инженеров природы. Однако эти отраслевые специальности не могут заменить собой военную географию как науку. Дифференциация познания лишь усиливает синтез и увеличиваает потребность в нем. Военную географию А. Е. Снесарев рассматривает очень широко, как науку, которая «изучает территорию, силы и средства государства в военном отношении». Полученный от общей (гражданской) географии первичный материал преломляется через призму военного анализа. Природные, экономические и политические условия театра военных действий (ТВД) не только определяют действия войск, но и накладывают свой отпечаток на постановку задач перед ними. Исходя из этих предпосылок, автор делит военную географию на четыре крупных раздела:
1) территория (в широком плане, включая и атмосферу) ;
2) население (этно-демографический и социально-политический анализ);
3) средства войны (экономика страны и её связь с мировой экономикой);
4) вооруженные силы.
         Последний раздел ввиду его важности и специфичности обычно выделяется в самостоятельную дисциплину. Но если оставить на долю военной географии только первые три раздела, то при современной дифференциации науки синтезировать материал через призму военного анализа одному человеку очень трудно. Это требует огромной эрудиции и хорошо разработанной методики. В наше время подобные монографические сводки и справочники создаются чаще коллективами отдельных специалистов. Однако основной недостаток таких коллективных работ – слабая увязка разделов между собой. То счастливое обстоятельство, что А. Е. Снесарев был и географом широкого профиля, и математиком, и лингвистом, и историком, и военачальником, выделяло его среди других военных географов и позволило ему создать незаурядные труды, важные для военной практики своего времени и ценные для науки. Отдавая должное научному наследию царского военного министра профессора Д. А. Милютина, которого А.. Е. Снесарев считает основоположником военной географии в России, он вместе с тем критически разбирает основные положения своего предшественника в военной географии и, в частности, резонно возражает против предложенной им замены названия военной географии на военную статистику, что, по мнению А. Е. Снесарева, неоправданно сужает и обедняет науку. Хотя по традиции А. Е. Снесарев и отводит в своих лекциях много времени и места теории и практике статистики (теория рядов, основы теории вероятностей, закон больших чисел, формула Пуассона, графическое отображение результатов статистики), вместе с тем он раскрывает и другие методы характеристики театра военных действий: сравнительный географический анализ, экспедиционные наблюдения, анализ топографических и специальных карт и особенно обстоятельно методики военно-географического синтеза, который является основной и конечной целью военной географии. Собственно говоря, эти методические мысли в значительной мере приложимы и к общей (гражданской) географии, в которой синтетическое взаимосвязанное обобщение результатов отраслевых «географий» и других смежных наук является наиболее сложным и важным разделом исследования. Такие сводки должны быть строго научными (что требует весьма солидной эрудиции) и в то же время просто изложенными, доступными широкому кругу практиков и ученых.
         На основе лекционного курса (1919–1920) на Восточном отделении Академии генерального штаба А. Е. Снесарев создал еще одно военно-географическое описание («Афганистан»), которое на примере конкретной страны практически воплощает методические положения, изложенные во «Введении в военную географию». В географическом смысле Афганистан в то время был таким же «белым пятном», как ныне Тибет. Топографические карты были весьма схематичны, почвенно-растительный покров и геоморфология не изучены, регулярных климатических и гидрологических наблюдений не было. И приходится удивляться тому, что А. Е. Снесареву удалось по крупицам собрать разрозненные и разнокачественные факты, сопоставить их с собственными наблюдениями и свести в стройную комплексную характеристику, создающую довольно полное представление о стране. В ней описаны устройство поверхности и важнейшие реки, по понятным причинам значительно слабее климат (хотя и здесь найдем краткую характеристику климатических сезонов и основных региональных типов климата: горных плато, горных долин, сухостепных холмистых равнин и пустынных котловин). Весьма обстоятельно характеризуются в этно-демографическом плане население, форма правления, полунатуральное хозяйство, стратегические пункты и пути сообщения, вооруженные силы и историко-политическое развитие страны за последнее столетие.
         Таким образом, на базе географических описаний театров военных действий А. Е. Снесарев внес существенный вклад в методику страноведческих характеристик. Его основной тезис о том, что для войны, как и для хозяйства, нужно знать территорию во всем объеме знаний (природа, население и экономика), приобрел в наши дни еще более важное значение.
         В 20-х годах Андрей Евгеньевич приступил к написанию давно задуманной им многотомной страноведческой монографии об Индии, многонациональный трудолюбивый народ которой, её природная экзотика и уходящая в седую даль тысячелетий история давно его привлекали. Он был знаком практически со всей литературой об этой стране на европейских языках, а, владея хинди и урду, мог пользоваться и индийскими национальными источниками. В процессе чтения литературы и подготовки к лекциям за многие годы им был собран огромный материал, рассортированный по четырем отделам: природа, население, экономика и военно-политическая история.
         В 1926 г. Институт востоковедения издал первый выпуск этой монографии, посвященный природе Индии (164 стр. + 6 картосхем). Характеристика природы Британской Индии, включавшей в то время и Бирму, дана по основным компонентам: рельеф, воды, климат, почвы, растительность и животный мир. Это была первая обстоятельная сводка о природных условиях Индии на русском языке. С тех пор прошло боле 40 лет. За это время физическая география, и в частности методика физико-географических характеристик, ушла вперед. Теперь географы уже не довольствуются описанием природных условий только по «полочкам», а стремятся после анализа компонентов природы отобразить синтетическую картину страны по однотипным в ландшафтном отношении районам, раскрывая взаимосвязи природных компонентов в процессе их совместного развития.
         Помимо природных факторов (тепла, влаги, подстилающей поверхности) в наше время очень большое влияние оказывает на формирование ландшафтов хозяйственная деятельность человека. Сейчас люди освоили свыше половины поверхности суши Земли, а на одной ее трети природные ландшафты сильно или коренным образом изменены путем застройки и распашки. В Индии, с ее древней земледельческой культурой, антропогенные ландшафты занимают 65% территории.
         Иногда, например, говорят о зоне муссонных лесов Индии, но в действительности эти леса покрывают лишь 15% территории, а остальная часть занята полями зерновых, бобовых, масличных культур, плантациями технических культур, садами, паром, выгонами и пастбищами, строениями и коммуникациями. Девственные муссонные леса с ценными породами деревьев почти не сохранились. Их заменили вторичные формации из засухоустойчивой молодой поросли (5–8 м высотой) – акации, бамбуки, пальмы, терминалии и пр. Именно к этим труднопроходимым зарослям индийцы применяют термин «джунгли», а отнюдь не к влажным муссонным лесам, как это распространено в нашей литературе.
         Примерно пятая часть обрабатываемой земли орошается, все более расширяются площади под вторыми урожаями в году. Многовековая обработка земли, орошение, внесение удобрений (главным образом зеленый компост) вызывают изменение структуры и типа почвы, на которой образуется мощный агрогоризонт.
         В прошлом вопросы современного лaндшафтообразования освещались географами слабо. Не представляет исключения и «Физическая Индия» А. Е. Снесарева. Однако, будучи лингвистом и этнографом, А. Е. Снесарев подметил такие аспекты во взаимоотношениях человека с природой, которые географами не замечались. Например, согласно А. Е. Снесареву, население Пенджаба и Хиндустана (средний Ганг) подразделяет год в хозяйственно-климатическом отношении на шесть сезонов вместо четырех обычных (прохладный и жаркий сезоны сухого периода и сезоны разгара и угасания муссона). Образно рисует автор картину хозяйственно-климатических сезонов года. Здесь чувствуется рука мастера – и физико-географа, и эконом-географа, и этнографа.
         К физико-географической характеристике Индии автор сделал 72 примечания, которые дополняют основной текст и свидетельствуют о тонком знании им природы и жизни этой уникальной страны. Её природа и история столь же неисчерпаемы, как её многолюдность.
         Вслед за первым выпуском был подготовлен и сдан в набор второй выпуск – «Этнографическая Индия», завершалась 'подготовка третьего выпуска – «Экономическая Индия». Однако им не суждено было увидеть света. В 1937 г. Андрей Евгеньевич скончался в Москве.
         Преждевременно ушел из жизни крупный востоковед, географ и видный военачальник, оставив о себе память в виде восьми монографий и нескольких десятков научных статей. Мимо работ А. Е. Снесарева не может пройти ни один серьезный исследователь Востока – будь то историк, этнограф или географ. Они знаменуют собой определенный этап в русском и советском востоковедении. Не только как руководитель Института востоковедения, но и как ученый-ориенталист, А. Е. Снесарев увлек проблемами Востока многих учеников и последователей. В Англии А. Е. Снесарева считали ярым русским экспансионистом, якобы толкавшим Россию на вторжение в Индию. Но эта излюбленная маскировка английского империализма никого не ввела в заблуждение. Мы знаем, что Андрей Евгеньевич очень миролюбиво и гуманно относился к народам Востока и с особой, я сказал бы, с романтической любовью к народам Индии, мечтая о том времени, когда они станут на путь национальной независимости н демократического развития.

А. М. Рябчиков

  Виньетка

Наверх  |  На главную  | О Снесареве

Снесарев А.Е.