Сайт, посвященный Андрею Евгеньевичу Снесареву

Сайт, посвященный геополитику-востоковеду генералу Андрею Евгеньевичу Снесареву

 

Новости сайта А.Е. Снесарева

Биография А.Е. Снесарева

Награды А.Е. Снесарева

Труды А.Е. Снесарева

Фотоальбом А.Е. Снесарева

Статьи об А.Е. Снесареве

Документы, касающиеся А.Е. Снесарева

Вопросы

Гостевая книга сайта А.Е. Снесарева

Наши контакты

Наш баннер

Наши друзья

Рейтинг@Mail.ru

Виньетка          

             Статьи об А.Е. Снесареве

Андрей Евгеньевич Снесарев и этнография Памира

(в кратком изложении)


          Среди дореволюционных авторов, которые причастны к этнографическому изучению Памира особое место принадлежит известному русскому и советскому востоковеду и военному деятелю А. Е. Снесареву. Будучи в 1902 – 1904 годах начальником Памирского пограничного отряда, он имел возможность, более обстоятельно знакомится с традициями местного населения. В своем военно-географическом обзоре составленным по результатам рекогносцировочной работе летом 1904 г. А. Е. Снесарев приводит не мало сведений этнографического характера по Дарвазу, Ванчу и Язгулему, особенно по языку и говоров[1].

         Исследователь впервые показывает переходный период восточноиранских говоров к новоперсидскому языку, особенно в Дарвазе. А. Е. Снесарев первым из исследователей обнаружил ванчский говор и процесс исчезновения одного из памирских языков в Ванче. К сожалению, он не записывал его образцы. Но несколько лет спустя И. И. Зарубин в известной мере установил старованчский язык[2]. Советский учёный А. З. Розенфельд в результате анализа таджикских говоров подтвердил тот факт, что несколько веков назад памирские языки занимали широкую территорию, в том числе охватывали пределы Ванча, Дарваза, Каратегина и далее[3]. Борис Лапин, посетивший Язгулем в 1927 году, записывал от одного местного старика убедительный факт, о том, что язгулемский язык «владел землями Дарваза и Пянджского заречья. Кроме долины Ванджа, где был свой язык. Теперь по - юздомски (язгулемский. – С. С.) говорят только в нашем ущелье, по нашему счёту тысяча девятьсот человек. Везде в других местах народ принял фарси…»[4]. Особенности религиозного верования на Памире сравнительно подробно изучены А. Е. Снесаревым. В своей работе «Религия и обычаи горцев Западного Памира[5]» автор, подробно рассматривая данный вопрос, кроме описания особенности бадахшанского исмаилизма, он уделяет соответствующего внимания и на особенности материальной культуры населения края, сохранившийся в результате изолированности от внешнего мира. В данной работе имеются ценные сведения по географии, истории, лингвистики, пережитках доисламских верований, земледелии, характер горца, его одежды, традиционные праздники, особое почтение день пятница, обычаи, связанные с отправкой на летовки, бракосочетание и свадьбы, обряд над новорожденным, жертвоприношение, игры, похоронно-поминальные и другие обряды у таджиков Памира. В том числе, автор коротко освещает музыкальное искусство и причисляет название нескольким музыкальным инструментам у горцев.

         В докладной записке А. Е. Снесарева о закоте в Западном Памире приведены материалы, которые характеризируют экономическое положение на местах[6]. Доклад А. Е. Снесарева даёт объективное объяснение причинам волнения местного населения против Бухарской администрации, на Памире увязывая это с пренебрежительное отношение бухарцев к местным традициям. Автор, давая подробное описание состояния земледелия и скотоводства в крае, отмечает, что для удовлетворения внутренних нужд, население занимается выделением сукна, тесемки, деревянных чашек, выплавки железа, вызывает лишь взаимный обмен вещей[7]. Этим он показывает уровень торговых отношений на Памире. Большой фактический материал по этнографии края содержится и в других работах А. Е. Снесарева[8].

         А. Е. Снесарев и А. Черкасов, объективно описывая мангитских злодеяний и их грабительство на Памире, именно их отчеты и донесения вынуждало российскую администрацию в Туркестане, освободить памирские бегства из бухарского беззакония и обеспечить непосредственное их вхождение под юрисдикцию Российской империи. Барон А. Черкасов впервые поставил перед Российской администрацией на повестку дня вопрос о том, чтобы устроить на Памире продовольственные магазины, организовать бесплатную медицинскую помощь населению, открыть при Хорогском отряде школу для детей, а с вечерним занятиям для взрослых, формировать местную милицию, соединить Памир телефонной линией с Ферганой[9]. Наблюдая антропологический тип таджиков-памирцев, и изучая языков население Памира А. Е. Снесарев, отмечает, что «наука признаёт эту народность упорным пережитком древнего арийского племени»[10], добавляя к этому он призывает к изучению языков и обычаев население края, таким образом, по его мнении оно выведет вопрос об арийцах «из сфер кабинетной замкнутости на почву практическую и осязаемую»[11].

         Таким образом, в освещение и изучение традиционной жизни горцев, А. Е. Снесарев занимает достойное место. Такие легендарные личности, солдаты Российской империи, как А. Е. Снесарев защищали и научно изучали Памир, также внесли свой вклад в благоустройство населения края и развитие культуры на Памире.
         

Rандидат исторических наук
Сайнак Парпишоевич Сайнаков

  Виньетка

Виньетка

Виньетка

                 Примечания

[1]     См.: Снесарев А. Е. Восточная Бухара. Военно - географический очерк // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. – Выпуск XXIX. – СПб., 1906.

[2]    Зарубин И. И. К списку памирских языков // Доклады Российской Академии наук. – Серия «В». – 1924. – С. 79 – 91.

[3]    Розенфельд А. З. К вопросу о памирско - таджикских языковых отношениях // Труды Института языкознания Академии наук СССР. – Т. – VI. – М., 1956.

[4]    Цит. по: Плеханов С. Н. Раскрытая ладонь. Ага-Хан и его мюриды. – М., 2006. – С. 93.

[5]    Снесарев А. Е. Религия и обычаи горцев Западного Памира // Туркестанские ведомости. – 1904. – №№ 89 – 93.; Документ № 1. – Из статьи А. Е. Снесарева «Религия и обычаи горцев Западного Памира» // Исмаилизм на Памире (1902 – 1931 гг.). Сборник документов. Ответственный редактор и автор введения А. В. Станишевский. Составитель П. А. Агафонов. – М., 1984. – ЛЛ. – 57 – 86.

[6]    Документ № 23. – Зякет в Западном Памире // Сборник документов по истории Памира (1883 – 1931гг.). ГА ГБАО. – Ф. 25. – Оп. 3. – Ед. хр. 12. – ЛЛ. 174 – 193.

[7]    Документ № 23. – Зякет в Западном Памире // Сборник документов по истории Памира (1883 – 1931гг.) // ГА ГБАО. – Ф. 25. – Оп. 3. – Ед. хр. 12. – Л.Л. 186 – 187.

[8]    См.: Снесарев А. Е. Северо-индийский театр (военно-географическое описание). – Ташкент, 1903. – 212 с.; Памиры. – Ташкент, 1903. – 134 с.; Восточная Бухара. Военно-географический очерк // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. – Выпуск – СПб., 1906. – С. 1 – 149.; Авганистан. – Том первый. – М., 1921.

[9]   Документ № 30. – Отчет коллежского ассесора барона Черкасова о командировке в Памирские бекства Бухарского ханства в 1905 – 1906 гг. Декабря 1906 г. // ГА ГБАО. – Ф. 25. – Оп. 3. – Ед. хр. 12. – ЛЛ. 284 – 286.

[10]   Снесарев А. Е. Авганистан. – Том первый. – М., 1921. – С. 113.

[11]   Из статьи А. Е. Снесарева «Религия и обычаи горцев Западного Памира» // Исмаилизм на Памире (1902 – 1931 гг.). Сборник документов. – М., 1984. Ответственный редактор и автор введения А. В. Станишевский. Составитель П. А. Агафонов. – Л. 69.

 

Наверх  |  На главную |  О Снесареве

Снесарев А.Е.