Сайт, посвященный Андрею Евгеньевичу Снесареву

Сайт, посвященный геополитику-востоковеду генералу Андрею Евгеньевичу Снесареву

 

Новости сайта А.Е. Снесарева

Биография А.Е. Снесарева

Награды А.Е. Снесарева

Труды А.Е. Снесарева

Фотоальбом А.Е. Снесарева

Статьи об А.Е. Снесареве

Документы, касающиеся А.Е. Снесарева

Вопросы

Гостевая книга сайта А.Е. Снесарева

Наши контакты

Наш баннер

Наши друзья

Рейтинг@Mail.ru

Виньетка          

          Статьи об А.Е.Снесареве

Проблемы войны в творчестве А.Е. Снесарева
через призму современной полемологии

         Когда речь заходит о выдающихся людях России, таких как Андрей Евгеньевич Снесарев, по вполне объективным причинам испытываешь гордость и горечь. Гордость за то гигантски положительное, что они сделали не только для нашего Отечества, но и для цивилизации в целом. Вклад А.Е. Снесарева в развитие востоковедения, военной географии, военной стратегии, социологии, а также в разработку стратегического, статистического и других методов познания и исследования военной теории и практики переоценить невозможно. В то же время испытываешь горечь за то, что результаты их деятельности оказались не востребованы в нашей стране или востребованы в неполном объеме. Более того, многие из них оказались изгоями и даже жертвами завистников и политического режима. Их прогрессивные идеи и научные открытия нашли применение за рубежом, но не в нашей стране. Сотни выдающихся представителей нашего народа постигла такая участь. Не обошла она стороной и Андрея Евгеньевича Снесарева.
         По прошествии полвека с момента официальной реабилитации имени Снесарева (1958 г.) можно с полным основанием утверждать: творческое научное наследие А.Е.Снесарева остается неизученным и невостребованным. Достаточно сослаться на разработанную им теоретическую проблему войны. Хранившаяся в семейном архиве рукопись книги "Философия войны" увидела свет спустя 83 года его безвестности тиражом в ... 50 экземпляров. Этой книги нет в научных библиотеках Москвы, не говоря уже о библиотеках других городов. Нет ее и в библиотечных фондах высших учебных заведений, в том числе и военных.
         Какое значение для судеб государств, народов, этносов и отдельных личностей представляли и представляют теоретические проблемы войны объяснять много не требуется. А.Е. Снесарев, если не первый, то один из первых не только сделал значительный прорыв в разработку теории войны как социального явления, но и приступил к преподаванию учебного курса "Философия войны" в академии Генерального штаба. К сожалению достигнутое закрепить не удалось.
         Проблемы войны в советский период российской истории не были достойным объектом научного познания. Если за рубежом во второй половине прошлого века сотни авторов исследовали войну с различных сторон этого явления, то в СССР это научное направление интересовало лишь отдельных авторов и мало кто из них поднялся до научных обобщений А.Е.Снесарева. К его идеям философии войны, в частности, к выводу о том, что сущность войны не сводится только к вооруженной борьбе, некоторые исследователи стали подходить всего лишь несколько лет назад. Забвение имени А.Е.Снесарева и его творческого наследия вольно или невольно задержало в России развитие науки о войне более чем на восемьдесят лет, в то время как на Западе было создано научное направление – полемология, исследующее первопричины войны, ее сущность. В нашей стране обосновывали давно утвердившийся вывод о том, что война – это вооруженная борьба, ведущаяся во имя достижения политических целей.
         Истинность этого вывода несомненна, но он был и остается односторонним, не учитывающим многие факторы, обусловливающих сущность войны. Именно природа этого социального явления более всего занимала А.Е. Снесарева – и за решение сложнейшей теоретической проблемы взялся выдающийся ученый, педагог, исследователь. Глубина мысли в его работах сочетается с исключительной доступностью изложения, яркостью красок языка, с использованием соответствующих методов исследования.
         Ценность труда А.Е.Снесарева "Философия войны" состоит прежде всего в методологии исследования. Им используются системный исторический, аналитический и другие методы.
         Война как явление общественной жизни может и должна изучаться "с многих точек зрения, – с исторической, нравственной, государственной, экономической ", – заявляет А.Е. Снесарев./Здесь и далее цит. по: Снесарев А.Е. Философия войны./Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, – М. ,2002, с.88/ И это не просто заявление, а конкретно реализованный в процессе исследования метод. Война в работе рассматривается как система, элементами которой выступают государства, народы, социальные общности, конкретные индивиды и др. Системный метод логически дополняется историческим. Явление войны подвергнуто анализу с истоков человеческого общества до ХX века, то есть до момента работы над книгой. Кроме того "Программа по философии войны" представленная в работе, предполагала дать прогноз и будущих войн.
         Образцом для подражания может служить применение аналитического метода. Он используется автором "Философии войны" при анализе войн первобытного общества, древнего мира, средневековья, нового и новейшего времени, при сравнении суждений мыслителей различных эпох и народов, в ходе исследования социальных последствий войн и т.п. Правильность выбора методов исследования сложных явлений,/а война является одним из сложнейших/ имеет принципиальное значение. Кроме этого автор труда прекрасно осознавал сложность задуманного исследования ввиду его не разработанности. До него пытались определить природу войны Штейнметц Р., Ревон М., Аничков М. и другие теоретики войны, но завершенного учения о войне создано не было. "Наша наука более чувствовалась, чем определялась, намечалась разве только отдельными намеками или крупинками золота, вкрапленного в сыпучий песок военной мысли." / с.109/ И автор заключает, что курс философии войны "создается заново, почти без прецедентов. и отсюда получается необходимость брать данные оттуда, где имеется хотя бы намек на военно-философское содержание, а это в результате представляет очень сложный, большой и пестрый перечень источников", /с.119/. Отсутствие науки о войне обусловливалось, во-первых, сугубо практической направленностью этого явления. "Прежде всего, – отмечает А.Е. Снесарев, – народам нужно было воевать и в силу этого стоял один вопрос: как воевать, т.е. вопрос сводился к плоскости жизненной нужды; туда шли помыслы, толкования, готовности, подбор людей, строение теорий, выковка доктрин и т.д." /с.НО/.Во-вторых, глубина, сложность содержания войны, не позволяющие даже пытливому и всестороннему углу охватить ее во всех деталях и составить из. них грандиозную и страшную, величественную и омерзительную картину этого социального явления. В-третьих, сильное воздействие войны на чувства, эмоции, воображение, разум не позволило людям уяснить природу войны. Не позволяет оно сделать это и сегодня. В-четвертых, предвзятость исследователей тормозит постижение истины войны. Военные разрабатывают планы военных сражений, воюют и им недосуг говорить о войне, а если они прибегают к этому, то чаще всего восхищаются своим ремеслом. По этой причине философия войны стала объектом внимания кабинетных ученых. Кант, Гегель, Лассаль сказали свое слово о войне, но слово легкое, праздное, лишь случайно глубокое, часто подсказанное личным ужасом или чувством гадливости, слово фантазера, далекого от рамок нашей скромной земли. /См.с. И.О./
         Отсутствие теории войны и жизненная ее необходимость побудили Снесарева А.Е. взяться за ее разработку. О видении ученым структуры науки о войне можно судить по "Программе по философии войны" /См.с.82-84/. Вот лишь некоторые ее составные элементы: "Содержание и определение философии войны, война в людских суждениях, в исторической перспективе, под углом нравственной оценки, взаимодействие войны и государства, влияние ее на экономику, народные массы и война, философия войны в системе военной науки и другие.
         Обозначенные проблемы, по мнению автора, объединены единым предметом, которым является война – постоянная и неизменная спутница "человечества и не только с того далекого момента, когда оно себя помнит, но бесконечно раньше начала культурной общественной жизни."/с.86/, ..."грозно-стихийное, создающее и разрушающее царства и народы, бич земли и источник народорождения, по одним явление биологическое, по другим исторические..." /с. 120/ "Философия войны – заключает автор, – есть научно переработанное / или проще обозначенное/ военное миросозерцание". /с.108-109/. При этом в работе особо подчеркивается то, что миросозерцание – это не совокупность всяких идей о мире и жизни, а идей особенных, первичных, имеющих глубокое и общечеловеческое значение.
         Отсутствие системного знания о войне не означает полного отсутствия внимания к этому явлению. По мнению А.Е. Снесарева в начале XX века "в толковании войны намечаются три течения: научное, художественное и правовое или говоря иначе, война рассматривается под тремя углами: под углом разума, красоты и правды" /с.II2/. При этом многие авторы работ о войне пытались выяснить ее происхождение, результаты социальных последствий, определить пути и средства, предотвращения и искоренения войн из жизни общества.
         Определяя предмет и структуру философии войны как науки и учебной дисциплины, А.Е. Снесарев вполне логично выдвигает трудно разрешимую проблему классификации военной науки. На примере позиции по этому вопросу Н.Н. Головина Андрей Евгеньевич убедительно доказывает неправомерность отождествления понятий "философия войны" и "философия военного искусства". По объективным причинам и под воздействием субъективного фактора сложилось так, что "философия войны поплелась на буксире стратегии, покрытая волнами научной ошибки. От этого получились только отрицательные результаты: стратегия разбухала и утрачивала свой прикладной характер, философия войны не выяснилась как самостоятельная научная дисциплина и много вопросов, роковых и насущных бело оставлено без специального рассмотрения. /с.118/.
         Эта проблема остается неразрешенной до настоящего времени, поэтому значимость работы А.Е. Снесарева по созданию теории войны как составной части военной науки переоценить невозможно. Определение сущности и содержания война осуществлено через понимание этого явления выдающимися людьми мира. Труды около трехсот авторов стали объектом глубокого научного анализа, в результате которого был сделан вывод о том, что подбор мыслей о войне разных людей за многотысячелетний период всемирной истории дает "сложный мыслительный калейдоскоп, лишающий всякой возможности какого-то среднего вывода и дающий самое невыгодное впечатление о силе человеческого мышления? /С.124-125/. Одни оценивали войну как абсолютное благо, другие как абсолютное зло. Причем некоторые при одних обстоятельствах считали войну злом, а при иных – добром. Отсюда делается вывод: "... первое, что о войне вы не можете найти столь авторитетного голоса в одном направлении, чтобы ему нельзя было подыскать другой голос, не менее авторитетный, но говорящий противоположное... А второе заключение, что коллективное суждение людей о войне не только не дает нам обстоятельного выяснения ее существа, но даже лишает нас достаточных отправных данных для суждения" /с.136-137/.
         Не получив позитивного результата от анализа суждений о войне, Снесарев А.Е. принимает плодотворную попытку рассмотрения войны в исторической перспективе. На основе анализа возникновения войны в первобытном обществе, тенденций ее эволюции в "процессе развития цивилизации, а также взглядов на эту проблему признанных в мире авторитетов он признает:
         первое – невозможность отрицания в существе войны биологических элементов, но и недопустимость сводить войну только к биологическим факторам. "Нельзя спорить, – отмечает А.Е. Снесарев, – что в существе войны есть элементы и биологические, но взять воину и вместить ее в биологическую рамку не представляется ни возможным, ни целесообразным". /с.157/;
         второе – непрекращающиеся воинственность и агрессивность человека, который орудиями труда и орудиями борьбы прокладывал себе путь к цивилизации. По этому вопросу Снесарев A.Е. разделяет точку зрения Щтейнметца о том, что отсутствие агрессии привело бы человека как индивида к неизбежной гибели. "Исключительно полезным для него, – отмечает Снесарев А.Е., – оказалось бы обстоятельство, что первобытный Человек должен был вступить в борьбу не только с животными, но и с себе подобными, это расширяло рамки его совершенствования до неизменности.... Не будь первобытный человек агрессивным и не веди он непрерывных. Войн с животными, он не развился бы из своего животно-подобного состояния". /с.I6I-I62/;
         третье – войну источником социального и интеллектуального развития человека, а также средством его материального благополучия. Столкновения с себе подобными, а стало быть борьба и война, стали одним из важнейших источников развития человека. В свою очередь столкновения людей происходили в следствии таких пороков человека как жестокость и жадность." Отсюда ясно, – заключает автор, – что война и, главным образом война, подняла, человека от той пропасти его состояния, на которой он /или его родоначальник ./ по мнению лучших авторитетов вопроса, находился в более или менее близкой родственной связи с человекообразными обезьянами, и довела его до организации союзов, до семьи, и вместе с нами до одухотворенного человеческого образа." /с.161/.
         Война явилась первопричиной объединения малых групп в более крупные союза, которые ускорили процесс духовного и физического развития человека. Впоследствии организованный союз и наличие семьи привели к разделению труда. В результате войны возникло рабство, оказавшее позитивное воздействие не только на хозяйственную деятельность, но и на внутренний мир индивидов и социальных сообществ, в частности, на психику человека. Использование институтов рабства привело к накоплению богатства, роскоши и созданию комфорта отдельных групп людей. "Но не будь войны, заключает ученый, – не было бы и этих последствий... Мало того, можно утверждать, что без воины и вытекающих из нее институтов, человек никогда не сделал бы тех шагов, какие он сделал в действительности, а может быть и совсем не поднялся из глубины своего полуживотного состояния "./с. 164-165/
         В более поздний период человеческой истории позитивный потенциал войны фактически не изменился. По мере поступательного развития цивилизации возникают новые проблемы, которые без войны разрешить невозможно, например, вступление в мировой политический процесс новых народов. "Мирное включение желтой расы в круг общечеловеческой культуры, – заявляет А.Е. Снесарев, – в высшей степени невероятно и считать войну подлежащей немедленному и полному упразднению нет основания…" /с. 261/.
         Исходя из закона непрерывности и объективной необходимости войны, А.Е. Снесарев высказал предположение о том, что войны и средство их ведения – армии – будут непременно гуманизироваться. "Нынешние войны, – заключав он, – должны становиться все менее грубыми и жестокими и потому их развращающее влияние должно слабеть "/с. 260/, а "казарма будущего должна будет выработаться в образцовое воспитательное учреждение, офицеры и унтер-офицеры должны будут стать достойными учителями, вполне подготовленными к хорошему выполнению и своей прямой задачи; и общекультурной. Тогда всякая молва о развращающем влиянии войск прекратится и армия мирного времени создаст друзей войны. "/с. 285-286/.
         Таковы некоторые наиболее важные идеи и выводы русского исследователя войны А.Е. Снесарева и мы сознательно достаточно подробно их воспроизвели с целью ознакомления с ними читателя и сопоставления с современной полемологиеи – наукой о войне, сформировавшейся после второй мировой войны и получившая название от французского ученого-социолога. Г. Бутуля, она не получила широкого распространения в нашей стране. После распада СССР фактически на официальном уровне был сделан вывод о невозможности в современных условиях развязывания крупномасштабной войны, что окончательно убило интерес к научному исследованию войны как социального явления. Конфликтология, начавшая бурное развитие, не удостоила должным вниманием этот вид конфликта. Большая часть сил и средств в России была направлена на исследование и решение социально-экономических проблем, а нередко и на их обострение.
         Но условия возникновения войны в современном мире не стали более благоприятными, чем они были 15 или 100 лет тому назад. В этих условиях – полемология не только имеет право на существование, но она должна непрерывно развиваться.
         Каково же содержание современной западной полемологии ?
         Что такое война? Каковы причины ее возникновения? Каков общий итог ее социальных последствий? Искоренима ли война из жизни общества? Таков перечень основных вопросов, которые давно поставлены самой жизнью. Ответы на них и должны составлять содержание философии /теории/ войны или учения о войне. Снесарев А.Е. предпринял плодотворную попытку дать ответы на поставленные социальной практикой вопросы с точки зрения науки. Западная, полемология не поставила новых вопросов и поставить их не могла по объективным обстоятельствам:, но много внимания, уделила выяснению причин возникновения войн. В процессе исследований утвердились и основные подходы, среди которых наибольшее распространение получили биологический, психологический, этологический, культурологический, экологический и социально-экономический. Каждый из них имеет множество оттенков, тем не менее они не изменяют основной сути подхода.
         Представляется вполне уместным и даже необходимым хотя бы кратко раскрыть существо каждого из подходов для того чтобы создать пугать и самое общее мнение о современной полемологии. При этом мы остановимся на анализе западных полемологов войны традиционного общества, так как результаты его по объему сопоставимы с концепцией А.Е. Снесарева.
         Наиболее ранним и достаточно живучим оказался биологический подход. Идеи биологизма высказывались уже в античном мире, но как идейное течение в обществоведении – оно сложилось в конце XIX – начале XX вв. Биологизаторы отстаивают идею единства законов развития природы и общества, в частности, пытаются обосновать действие закона естественного отбора и в социальной среде. Стремление сильного к благополучию безгранично, отмечают они, и все, что препятствует в достижении этой цели подвергается насилию, включая военное, вплоть до физического уничтожения. Подобное явление выступает в виде закона, действующего как в мире животных, так и в социальном мире.
         В ходе достаточно длительной эволюции в биологизме выделились относительно самостоятельные направления: органическая, расово-антропологическая школы, редукционизм и социал-дарвинизм, оказавшие определенное воздействие на социологию и политологию. Активными сторонниками биологизаторства выступали Т. Мальтус, Г. Спенсер, Г. Леббон, Ф. Гальтон, У. Мак-Дугалл, Р. Ворме, П.Ф. Лшшенфельд, Х. Чемберлен и др.
         Одной из разновидностей биологизма является этологический подход. Этологи Дж.Скотт, К.Лоренц, Н.Тинберген, Р.Бягилоу, Л.Тайгер, Р.Фокс и другие под войной понимают стычки, драки, то есть любое девиантное поведение вне зависимости от их участников, будь то люди или животные. Этот подход стал более наступательным в 60–70-е гг. прошлого века под воздействием производства оружия массового поражения и невиданной гонки вооружений и получил, на Западе достаточно широкое распространение.
         Сторонники этологической концепции, основываясь на дарвинизме и фрейдизме, причиной любого девиантного поведения считали необходимость охраны территории, защиты потомства, желание удовлетворить биологические потребности, а так же, сформировавшиеся в процессе жизнедеятельности привычки. Например, начав убивать животных в целях самозащиты, у человека сформировалась потребность убивать себе подобных. В ходе эволюционного развития эта привычка переросла в социальное явление, именуемое ныне войной.
         Логическим продолжением биологического и этологического подходов стал психологический подход. Когда в начале XX века неадекватность, биологического направления в социологии и политологии социальным реалиям стала особенно контрастной, возникла потребность его модернизации. На смену, этологам пришли психологи. Превращение милитаризма в глобальное явление, развязывание. Первой мировой войны закономерно поставили на повестку дня необходимость установления источника агрессивности человека. В сложившихся конкретных условиях психологический подход оказался наиболее приемлемым для милитаристов и их сторонников.
         Основы психологического подхода заложили Джеймс У., Мак-Дугалл У., Фрейд 3. и продолжили ученики Фрейда 3. Адлер А., Юнг К. Придерживались этого подхода и некоторые русские психологи, например, Коробчевский Д.А. Не вдаваясь в тонкости концепций каждого из сторонников названного подхода, можно сформулировать основные их постулаты:
– основную роль в возникновении войн играет психологический фактор;
– человек обладает врожденным инстинктом агрессивности, приводящим к войнам;
– у отдельных индивидов возникает агрессивность в результате фрустрации /дезорганизации, рассогласованности психики человека в следствие, тех или иных факторов/;
– у человека "дух воинственности", "инстинкт истребления" возникает с появлением угроз и опасностей для личности, этноса, общества, государства. "Всякое чувство оскорбления, – писал Д.А. Коробчевский, – нанесенное нашей нации, заставляет нас инстинктивно протягивать руку к оружию".
         Несмотря на специфику психологического подхода к обоснованию причин возникновения войн, он непосредственно связан с биологическим фактором. Поэтому все три названных подхода можно рассматривать как единое целое под одним названием – биолого-психологический, который был и остается далеким от истинных первопричин войн. Вполне закономерно, что он был вытеснен другими подходами.
         В XX веке наиболее признаваемым стал культурологический подход. Дж. Фэзэуер, Р. Мэрфи, Ф. Воджет, У. Ныокоум, М. Мид, Дж. Шнайдер, X. Уипсон, и другие утверждали, что войну обусловливает культура, более того, война есть изобретение культуры. В этом состоит суть культурологического подхода.
         Логика этого утверждения заключалась в том, что в процессе эволюции человека формировалось отношение к различным видам деятельности. У некоторых племен деятельность, связанная с порабощением людей, захватом различного рода ценностей становилась традицией, т.е. элементом культуры. Другие, напротив, предпочитали мирное сожительство во с себе подобными, занимаясь охотой, собирательством, рыбной ловлей, т.е. жили за счет присвоения продуктов природы.
         Культурологи в процессе исследования приходили к выводу, что человеческие сообщества весьма многовариантные в отношении использования насилия: от абсолютного миролюбия до насилия в любых формах с применением всех возможных средств. Широта диапазона агрессивности обусловливалась природно-климатическими условиями, социальным окружением, этническими особенностями и т.п. При этом, большая роль отводилась воспитанию. Например, американский антрополог Э.Монтэгю в процессе исследования жизнедеятельности племен сделал вывод о первостепенной роли воспитания, при этом нередко использовалась угроза сверхъестественной силой для применявших насилие.
         Наиболее системным и строгим в научном отношении можно рассматривать социально-политическии подход. Его нельзя считать абсолютно новым, идеи о зависимости войны от социальных и политических условий высказывались в глубокой древности. Непревзойденное определение войны было дано К.Клаузевицем. Полностью разделяя его взгляд на войну, с социально-политических позиций рассматривали это явление К.Маркс, Ф.Энгельс и их ортодоксальные последователи. Значение же "неосоциально-политического" подхода состоит в том, что Г. Спенсер, Б. Малиновский, Дж. Шнейдер исследовали традиционное /первобытное/ общество.
         На основе более строгих, доведенных до научности, понятий последовательные сторонники неосоциально-политического подхода выдвинули ряд положений и сформулировали выводы, оспорить которые едва ли возможно. Прежде всего заслуживает внимания положение о том, что война эволюционизировала вслед за изменением экономической, социальной и политической сферами жизни общества. В архаических человеческих сообществах такого явления, как война быть не могло.
         Другим существенным достоинством социально-политического подхода было использование системного метода анализа сущности войны. Основными элементами этой системы нужно считать: организационно-структурный, причинно-целевой, военно-технический. С учетом этих элементов-критериев дано и определение войны: "... войны являются борьбой между социальными органами, называемыми нациями, за выживание, борьбой за захват и использование ресурсов земли, за плодородные поля и пр." 'Еще один из вариантов определения сущности войны: "...война – это вооруженное столкновение между двумя независимыми политическими единицами с использованием организованной военной силы в целях проведения племенной или государственной политики."
         На основе этих же критериев осуществлялись классификация войн, их социальные последствия и другие проблемы, касающиеся этого явления.
         Социально-политический подход явился теоретической и методологической основой функционального, экологического, кросскультурного и других подходов к определению причин возникновения война в обществе. Сравнительный анализ взглядов А.Е. Снесарева и создателей современной западной полемологии свидетельствует, во-первых, о том, что наш соотечественник негативно относился к биологизаторской концепции первопричин войны. В своей работе "Философия войны" он не прибегает к должной аргументации несостоятельности доводов биологизаторов ввиду их: недостаточной научности. И это вполне справедливо. Но аргументация необходима, так как до настоящего времени заблуждения по поводу биологического происхождения войны пропагандируются.
         В докладе на проходившей в 2001 г. региональной научно-практической конференции А.Г. Караяни отмечал, что "в системе детерминации войны психологические переменные играют как роль "пусковых" пружин, так и обязательных условий. И это дает нам основания полагать, что война по своей природе есть явление психологическое". Из этого утверждения следует: психология есть первопричина войны, а человек – существо, всецело от природы зависящее. По этому поводу можно утверждать: абсолютизация биологических, в том числе психологических, факторов неправомерна; война есть социокультурное явление, возникшее в цивилизационный период развития человечества; социально-политические, экономические факторы выступали, выступают и будут выступать в качестве первопричины каждой отдельной войны и войны как социального явления; психологический фактор играл, играет и будет играть вспомогательную роль в подготовке и в ходе войны; не учитывать психологический фактор невозможно, но абсолютизировать его опасно.
         Человек – существо природное, биологическое. Для подавляющего здравомыслящего большинства это является аксиомой. Основным отличием человека от других видов животных выступает наличие разума. Благодаря ему у человека сформировалось самосознание. До завершения этого процесса человек как и животное отождествляло себя со своей деятельностью, существовало и развивалось по законам природы. /К. Маркс, Э. Фромм/. Природе было угодно наделить человека всеядностью и для этого он был вынужден освоить приемы охоты. Думается, по велению природа человек стал охотиться на себе подобных и заниматься каннибализмом.
         В предцивилизационный период своем истории действия человека по убийству себе подобных называть войной было бы неправомерно. Это была охота существа, не во многом отличающегося от других живых существ. Она обусловливалась природой.
         По мере вступления в цивилизационную эпоху своего существования то есть в процессе перехода от присваивающей экономики к производящей, homo gapiets стал отделятъ себя от собственной деятельности, осознавать эффективность, выгодность этой деятельности. Лишь по мере совершенствования сознания охота на человека стала осуществляться для ритуальных действий. В последствии каннибализм – явление, присущее всем древним человеческим сообществам не только стал заменяться рабством, но и осуждаться, запрещаться. Его единичные проявления в наши дни не могут расцениваться иначе как анахронизм.
         Постепенно охота стала менять свою сущность. Значительно эффективнее было отнять возделанное другим племенем поле, чем заниматься обработкой дикого участка. Охота превращается в войну, а война становится работой. И не биологические /жестокость, жадность/, в том числе и не психологические, предпосылки породили войну, а способность человека к мышлению и деятельности превратили войну в одно из средств производительного труда. Для многих племен она стала священной. К ней всесторонне готовили молодые поколения и при этом не последняя роль отводилась психологической подготовке. Вожди племен, цари, короли, президенты, члены парламентов объявляют войну, но они нисколько не гуманнее и не агрессивнее других членов сообщества. Просто они преследуют социально-политические цели, не столько собственные, сколько господствующего класса.
         Проанализируйте тысячи и тысячи войн, прогремевших за всю историю человечества и вы не найдете достаточного материала, доказывающего истинность выводов биологизаторов. Думается, президент США Дж. Буш не добрее и не агрессивнее десятков глав других государств, а ему нута была "маленькая, но победоносная война". Она нужна была для того, чтобы продемонстрировать свою мощь всему миру, вселить страх всем, кто не признает мир по-американски и, наконец, опробовать военную стратегию не в кабинетах и на учебных полигонах, а в реальных условиях. Плацдарм был определен в лице Ирака, вернее, его лидера Садама Хусейна. Началась подготовка. Вот для этого и применялась исключительно активная психологическая обработка. Ложь, ложь и еще раз ложь используется в этих целях. Но острые ее стрелы со временем начинают действовать против организаторов войны. В конце концов люди начинают понимать то, что стали жертвами обмана со стороны собственного руководства и их массовые действия против войны делают менее агрессивными и президента и его окружение.
         Прекращение агрессии США под давлением гражданского общества во Вьетнаме являет собой классический пример отсутствия агрессивности у народа мощнейшего в военном отношении государства. И такие примеры постоянно вокруг нас.
         Выяснение первопричин войны позволяет разрешить и многие другие проблемы, связанные с этим социальным явлением, в частности, проблему социальных последствий или функций войны.
         Взгляды А.Е. Снесарева на проблему роли войны в общественном прогрессе во многом совпадают с утверждением полемологов Запада. Но едва ли можно согласиться с абсолютизацией позитивных функций войны, в то же время и отрицать их бессмысленно. Война сопутствовала и еще долго будет сопутствовать человечеству. Но человек – рациональное существо. Если бы война была иррациональна, она давно изжила себя. Следовательно, в ней есть положительные результаты. При этом каждой войне необходимо давать индивидуальную оценку.
         Победоносные войны эллинов несомненно приносили пользу. В результате их ведения десятки тысяч "варваров" пополняли ряды рабов. Их труд давал свободу эллинам, освобождая их от заботы о хлебе насущном, предоставляя возможность занятий умственной деятельностью, что являлось одной из важнейших предпосылок осмысления реальной действительности. В результате войн греки изучили опыт строительства государства более ранних цивилизаций и на его основе создали более высокую цивилизацию. В последующем философская, политическая, юридическая мысль Древней Греции способствовала становлению и развитию цивилизации на всем европейском континенте. Это есть свидетельство позитивной роли войны не только в локальном, но и в глобальном масштабе.
         Но есть и другая сторона этой проблемы. Десятки разоренных сообществ, тысячи и тысячи человек отрывались от родной среды, близких и любимых людей, превращались в рабочую бесправную скотину. Их дармовой труд обогащал и развращал тех, кто пользовался результатами этого труда. В конечном итоге это приводило к гибели цивилизации. Погибли Древняя Греция, Римская империя. Следовательно, иррациональность войны также не только локальна, но и глобальна.
         Вторая мировая война и ее составная часть – Великая Отечественная война советского народа. Map выиграл от разгрома фашизма. Советский Союз отстоял свой суверенитет. Но какова цена этого желанного результата?! Десятки миллионов загубленных, еще не познавших многих земных радостей, молодых людей, стариков, не передавших своего богатого социального опыта молодым поколениям, мужчин и женщин, не успевших взрастить детей.
         Как можно взвесить все ценности, приобретенные в ходе войны, слезы, кровь, пролитые в тылу и на фронте, разрушения, совершенные в результате варварских действий воюющих сторон? Взвесить невозможно. Но война была и остается социальной реальностью. Идея о ее "необходимости и неизбежности", вбиваемая в человеческое сознание на протяжении тысячелетий, стала шаблоном для большинства жителей планеты.
         В современных условиях война стала иррациональной. Цели, выдвигаемые организаторами войны не достигаются. В американо-вьетнамской, ирано-иракской войнах, в вводе ограниченного контингента советских войск в Афганистан, в разгроме талибов, в других военных акциях второй половины прошлого века нет достижения поставленных целей. Уничтожение Югославии со всей очевидностью продемонстрировало варварство "современных цивилизованных " государств. Лидеры Югославии не будут оправданы лишь потому, что судят их те, кто бомбил эту страну. Американо-иракская война уже покрывает плотным покрывалом позора американское общество.
         Будущая война / а гарантировать ее невозможность никто не может/ с применением современных средств ведения боевых действий может стать последней в истории цивилизации в виду того, что воевать будет не с кем, нечем, а главное, незачем. Эта ситуация осознается всеми. Она просто не может не осознаваться. Но разрушить стереотип о неизбежности войны – дело исключительно сложное. Средства для осуществления этой акции находятся не в руках миротворцев.
         Сложилась парадоксальная ситуация. Суть ее, во-первых, состоит в том, что изобретены и произведены средства ведения войны, которые применять невозможно без угрозы всеобщего уничтожения. Во-вторых, сверхмощные в военном отношении держава не могут навязывать миру свою волю с помощью имеющегося у них оружия. В-третьих, они превращаются в самый опасный источник угроз для всего мира. В-четвертых, любое действие закономерно вызывает противодействие. Социальные общности /политические партии, общественные объединения, государства и даже союзы государств/, которые не в состоянии достичь адекватного с государствами-гигантами уровня военного потенциала начинают искать формы, методы и средства противодействия сверхдержавам.
         Кто ищет – тот находит. В конце XX в., невиданного масштаба приобрел терроризм. Явление отвратительно-мерзкое, беспощадное, но ... закономерное. Закономерное потому, что является вызовом, ответом на применение насилия и продолжением глобального милитаризма. Главным объектом для. террористов являются те государства, которые бесцеремонно навязывают свою волю всем без исключения народам, принуждают их жить так, как они этого не желают. Терроризм – это тип войны XXI в., войны, в которой не будет победителей, а будут только убитые. Облик его так же ужасен, как и облик войн древнего и современного общества. Эпитеты, присвоенные этой форме борьбы, обусловлены ее новизной. Психологически люди еще не привыкли к террору. Если биологизаторы, психологи начнут обосновывать неизбежность и необходимость терроризма посредством наличия у его исполнителей, как и у всех людей, инстинкта агрессивности, то народы незамедлительно поверят в это и будут относиться к нему как к постоянному и обычному явлению, как большинство относятся к войнам, ведущимися государствами.
         Чтобы этого не произошло нужно искоренять причины, порождающие применение любых форм военного насилия. Настало время кардинального изменения представлений о войне как неизбежном явлении в жизни человечества, замены принципов отношений между государствами и народами, основывающихся на применении силы, на принципы справедливости и взаимной выгоды. "Золотой миллиард" не может иметь будущего без бедноты Азии и Африки. У человечества нет перспективы при непрерывно усиливающейся гонки вооружений и нескончаемых войнах. Воина – это каннибализм цивилизованного общества. Как человек-дикарь долго и мучительно отвыкал от человечьего мяса, /отдельные индивиды не отвыкли до сегодняшнего дня/, так и современный человек с великими трудностями будет отвыкать от войны, но он непременно откажется от этого вида деятельности как не отвечающей возникшим потребностям человечества.
         Преодолеть предстоящие трудности позволит система мер, которая непременно должна быть разработана и претворена в реальную жизнь. Одним из элементов этой системы должна стать теория войны или как ее назвали некоторые исследователи, в том числе и А.Е. Снесарев, "Философия войны". С чувством глубокого удовлетворения можно отметить: Андрей Евгеньевич Снесарев предвосхитил современную западную полемологию.
         По ряду положений его работы "Философия войны" можно и нужно не соглашаться, но он один из первых в России принципиально, остро, научно поставил проблему и приступил к ее разрешению. Современные исследователи должны учитывать то, что работа не была, завершена и давать резко критические оценки позиций автора, работы "Философия войны" не следует. Но нужно помнить о методологии исследования, войны, которая была применена А.Е. Снесарев, а в последствии использовалась многими западными полемологами во второй половине XX века. Идя по пути, избранному ученым, педагогом, практиком военного дела А.Е. Снесаревым: и используя примененную им систему методов, современный исследователь непременно теоретически разрешит проблемы войны, придет к истине и тем самым приблизит человечество к состоянию, при котором уродливое социальное явление под названием "война" не будет угрожать человеку и человечеству.

Щипков В.А.,
кандидат философских наук, доцент,
Центр оперативно-пограничных исследований.

  Виньетка

Наверх  |  На главную  | О Снесареве

Снесарев А.Е.