Сайт, посвященный Андрею Евгеньевичу Снесареву

Сайт, посвященный геополитику-востоковеду генералу Андрею Евгеньевичу Снесареву

 

Новости сайта А.Е. Снесарева

Биография А.Е. Снесарева

Награды А.Е. Снесарева

Труды А.Е. Снесарева

Фотоальбом А.Е. Снесарева

Статьи об А.Е. Снесареве

Документы

Вопросы

Гостевая книга сайта А.Е. Снесарева

Наши контакты

Наш баннер

Наши друзья

Рейтинг@Mail.ru

Виньетка          

          Cтатьи А.Е. Снесарева

От Ташкента до Лондона

(Письма с дороги)

I

        Собираясь в дальнюю дорогу и имея в виду планы деятельности, недостаточно ясно обрисованные и законченные, вы с трудом боретесь с чувством какой-то нерешительности, недоумения и нервозности.
         Суматоха на вокзале, пыхтение поезда, как бы с трудом расшатывающегося для движения, дома... все это скоро миновало, и я остался в душном, наполненном пылью вагоне. Вы не без удовольствия, при первой же возможности, спешите пользоваться услугами сопровождающего поезд буфета. Но едва вы расположитесь на стуле, как вы видите, что к двум сартам[1], которые только что прикончили бутылку пива, присоединяются еще два и получившиеся в сумме четыре азиата быстро организуют что-то вроде базара: перебрасываются деньгами, кричат, хохочут.
         Прислуга несколько конфузливо посматривает на сартов и на европейцев, отвечая на вопрос одного из последних, что туземцам, едущим во втором классе и выше, разрешается посещать столовую-буфет.
         Разрешается так разрешается... продолжаем мирно сидеть… Пересечь всю почти Среднюю Азию для человека, наблюдавшего ее уже неоднократно, является долом скучным и утомительным; занять свою голову и любознательность просто нечем и тем резче сказываются на вас недочеты путешествия. Книга в такую духоту как-то не читается, спать нет возможности... приходится слушать долетающие до вашего уха разговоры и благодарить судьбу за интересные темы.
         Возле меня группа спутников начинает перечислять подвиги нижних чинов, о которых приходилось читать или слышать последнее время. "Читали", говорит один: "где-то… забыл, на Неве, что ли, стала девочка тонуть, солдат бултых в воду спасать... а так как плавать не умеет, то также начинает тонуть… другие два солдата видят несчастие, тоже спасать... один плавать умел, а другой нет… получается учетверенное несчастие; в конце концов, только один уцелел, а остальные погибли". "А помните", вставляет другой: "часового, который во время наводнения оставался на посту, когда вода подступила уже до его горла". "Да и батумский часовой тоже ничего", замечает третий, "если только не забывать, что совершалось вокруг него в страшные минуты несчастия; говорят, со страху люди с ума сходили". И какой-то фантастической вереницей тянулся перечень подвигов – странных, исключительных, может быть, для некоторых народов Запада уже недоступных. Вы стоите лицом к лицу с проявлением дивной мощи человеческого духа, сказавшейся актом простым, чуждым какой-либо аффектации. К подобным подвигам мы относимся как-то спокойно, чтобы не сказать равнодушно, и это в некотором отношении очень утешительно: значит, мы еще способны на нечто подобное, значит, мы народ молодой, неизношенный и нашей родине суждено существовать очень долго. Вывод очень краткий, но современные теории вырождения государства или отдельных семейств в достаточной мере уполномачивают подобные логические скачки.
         Каспийское море мы переезжали в довольно сильный ветер, почему число спутников, могших мирно беседовать, было сведено к 2 – 3. В Баку, в каюте первого класса, во время обеда собирается группа торговых людей, которая начинает философствовать о прелестях Западной Европы. Не только по характеру трактования тем, но и по костюму, лицам трудно сообразить с кем имеешь дело; не то с русскими, не то с иностранцами. Только два финляндца быстро определились своей детской хвастливостью, как только речь коснулась Финляндии.
         Преимущества Запада перед нашей родиной толковалась настолько забавно, что я с трудом удерживался от смеха. Грустно лишь то, что подобные ошибки, – я разумею смешение удобств, приносимых не только культурой страны, но и другими географическими и топографическими ее условиями с самым существом культуры – впадают и не одни торговые господа, которым и сам бог простит за их детский масштабик. Сколько раз нам приходилось слушать, как сравнивают страны, города, причем дело начинается и кончается указанием на более белые передники дворников, да отсутствие грязи на улицах. Города, прилегающие к Каспийскому морю, а между ними особенно Баку, не имеют облика русских городов, смешение национальностей, языков, костюмов поразительное. Что не касается Баку в частности, то этот город имеет много оригинального и непонятного. Когда приходится слушать рассказы про него, то поражаешься удивительным контрастам, едва ли в такой мере присущим еще какому-либо уголку в мире. Над пестрой своеобразной летописью бакинских событий лежит резкий отпечаток денежного умопомешательства, которое сказывается во всем: в местной газете, текущих случаях, направлении деятельности, разговорах, мимике и ужимках обитателей города. Это что-то вроде вакханалии, что-то похожее на опьянение. Баку немало, некоторыми сторонами жизни, напоминает Калифорнию.
         От Баку я продолжал свое путешествие морем на Астрахань и далее Волгой до Царицына. У устья Волги я вступал в среду чисто русскую: люди и речь все было родное и после Азии вздыхалось легче. Мелькали мимо деревни и станицы, с хорошо знакомым типом и характером постройки, с поднимающимся над уровнем крыш куполом церкви. Доносились оклики, перебранка, песня – все русские. На все смотрелось с отрадой и удовольствием... Одна лишь Волга-матушка не поддерживала радужного настроения: безлесая, мелкая, сморщившаяся в своих берегах, она напоминала какую-то обездоленную старушку.

А.С.

“Туркестанские ведомости”, 1901,

21 октября, №84, с.474-475.

Виньетка

Виньетка

Виньетка

          Примечания


[1] Сарты – искони оседлая часть узбеков. До 1917 г. название "Сарты" по отношению к оседлым узбекам и отчасти равнинным таджикам употребляли преимущественно полукочевая часть узбеков и казахи. В Ташкентском, Ферганском и Хорезмском оазисах и Южном Казахстане оно являлось самоназванием оседлых узбеков.

  Виньетка

Наверх  |  На главную  |  Труды

Снесарев А.Е.