Сайт, посвященный Андрею Евгеньевичу Снесареву

Сайт, посвященный геополитику-востоковеду генералу Андрею Евгеньевичу Снесареву

 

Новости сайта А.Е. Снесарева

Биография А.Е. Снесарева

Награды А.Е. Снесарева

Труды А.Е. Снесарева

Фотоальбом А.Е. Снесарева

Статьи об А.Е. Снесареве

Документы, касающиеся А.Е. Снесарева

Вопросы

Гостевая книга сайта А.Е. Снесарева

Наши контакты

Наш баннер

Наши друзья

Рейтинг@Mail.ru

Виньетка          

         Вопросы

        Вопросы, которые представлены на этой странице, скорее всего, имеют риторическое звучание и ответы на них найдутся лишь при счастливом стечении обстоятельств, но все-таки не задать их было бы неправильно. Неисповедимы пути господни, и появление записок Сталина, посвященных судьбе А.Е. Снесарева, – лишнее тому подтверждение. Посему хочется надеяться, что когда-либо нам доведется узнать ответы.

            Также будем благодарны за любую дополнительную информацию, проливающую свет на те или иные неизвестные стороны деятельности и творчества Андрея Евгеньевича Снесарева. Вот некоторые темы, которые представляют для нас интерес.

  • Александр Андреевич Снесарев (1917-1941).

           Мы долго и безуспешно ищем данные о сыне Андрея Евгеньевича Снесарева, погибшем в 1941 году под Наро-Фоминском. Его звали Александром. В Подольске в ЦАМО на наш запрос ничего не нашли. На Поклонной горе данных о нем нет. Он был студентом Литературного института имени Горького и ушел на фронт добровольцем, осенью пропал без вести в Московском ополчении. Год рождения – 1917. Если кто-либо встерчал упоминание об этом человеке в любых источниках или был знаком с ним лично, просьба откликнуться.

  •         В дневниках и письмах А.Е. Снесарева военной поры встречаются имена зарубежных наблюдателей, командированных в русскую армию – англичан Бернарда Перса и майора Нокса, японца капитана Куроки, итальянцев генерал-адъютанта графа Ромеи Лонгена (Romei Longhena), подполковника маркиза Ориго и капитана Дебертини. Личности Перса и Куроки представляют интерес, поскольку контакты А.Е. Снесарева с ними были достаточно продолжительными и подробно описаны в дневниках и письмах. Бернард Перс (Bernard Pares) был прикомандирован к русской армии как сотрудник Красного Креста, но практически ежедневно отправлял подробные отчеты в английское посольство в С.-Петербурге. После войны он работал в лондонской школе славянских и восточноевропейских исследований (SSEES – School of Slavonic and East European Studies), где и по сей день хранится его архив, содержащий черновики отчетов и записи времен Первой Мировой войны. Представляется весьма вероятным, что в его бумагах могут быть и строки об А.Е. Снесареве. Архив открытый и если бы кому-то удалось ознакомиться с ним и сделать доступными результаты исследований, это было бы весьма и весьма интересным – взгляды англичан-современников на воюющую Россию той поры.
            Что касается капитана Куроки, то речь, видимо, идет о Чиканори Куроки (вспоминая старую русскую традицию давать иностранцам созвучные имена-отчества, в дневниках он назван Никанором Александровичем – Chikanori Kuroki). Во время гражданской войны Куроки был военным наблюдателем у атамана Семенова, позже его имя упоминается в контексте событий, связанных с “золотом Колчака”. Существуют упоминания о его сохранившихся архивах и вновь резонно предположить, что в них можно было бы встретить упоминание об А.Е. Снесареве. Судя по всему, архивы находятся в Японии и получить к ним доступ весьма не просто, но кто знает, вдруг…

  •         Известная записка Сталина Ворошилову о судьбе А.Е. Снесарева, уже дважды проданная на аукционе Sotheby’s (см. Загадка записок Сталина) вызывает вопросы.
           Первый вопрос исследовательского плана. Понятно, что в советское время утечка документов такого уровня, с большой вероятностью, была санкционирована. В рассуждениях о пути попадания записок Сталина на аукцион можно допустить некоторые варианты, однако наиболее вероятно, что основная масса бумаг Ворошилова оказалась в партийном архиве и его телеграмма Сталину, записки Сталина и телеграмма Е.В.Снесаревой Ворошилову попала на Sotheby’s оттуда. А вот о семейных фотографиях А.Е. Снесарева, составлявших один лот со второй запиской, можно сказать с достаточной определенностью – они могли попасть на аукцион, скорее всего, из бывших архивов НКВД, а точнее – из дела.
    И, соответственно, вопрос звучит так – какова действительная история появления записок на аукционе? Прошло уже довольно много лет с момента первой продажи и есть надежда, что мы сможем узнать, как это было.
            Второй вопрос морально-этического характера. Он логически вытекает из предыдущего вопроса о путях попадания этих материалов на аукцион. Если допустить, что семейные фотографии А.Е. Снесарева попали на продажу из дела, и это, судя по всему, именно так, а в дело они попали, будучи конфискованы при обыске, то получается, что на аукционе продавались личные вещи жертв политических репрессий в СССР. Что касается морально-этических качеств советских деятелей, то здесь особенных иллюзий ни у кого нет, а вот поведение владельцев и организаторов аукциона Sotheby’s очень и очень удивляет.
           И, соответственно, просьбу о комментариях можно адресовать им. А вопрос сформулировать так – хорошо ли это?
           Да, конечно, эти упреки строятся на предположениях, но, как представляется, весьма обоснованных.

  •        Одна из тетрадей дневника А.Е.Снесарева была в 30-х годах передана А.И. Тодорскому (по воспоминаниям Е.А. Снесаревой). Позднейшие усилия по ее поиску, к сожалению, не увенчались успехом. Есть слабая надежда, что она могла сохраниться где-то в архиве А.И. Тодорского. Найдется ли?
               Это может быть отсутствующая в семейном архиве тетрадь записей Андрея Евгеньевича, относящаяся к периоду революции, и вероятнее всего, это именно эта тетрадь.
               Кроме того, отсутствуют страницы дневниковых записей Снесарева с номера 1028 по 1148, то есть промежуток между Смоленской тетрадью и последней, относящейся к периоду 1921-25 годов. Очевидно, существовала еще одна тетрадь. Остается пока загадкой, когда и при каких обстоятельствах она исчезла из архива.

  •         Осталась также неизвестной судьба итальянской награды, о которой идет речь в письмах и дневниках Андрея Евгеньевича времен Первой мировой войны. Думается, что если приказ о присуждении награды был подписан, он мог сохраниться в итальянских архивах. Революция помешала получить орден...

 

Виньетка

 

Наверх  |  На главную

Снесарев А.Е.